Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Новости

Яндекс.Погода

Главная  / О славянах / Славянское военное дело / Военное дело древних славян

Военное дело древних славян

 

 

          На войну славяне шли обычно пешими, в кольчуге, голову покрывал шлем, у левого бедра находился тяжелый щит, за спиной — лук и колчан со стрелами, пропитанными ядом; кроме того, они были вооружены обоюдоострым мечом, секирой, копьем и бердышом. С течением времени славяне ввели в военную практику и конницу. Личная дружина князя у всех славян была конной.
          Постоянного войска у славян не было. В случае военной необходимости в поход выступали все мужчины, способные носить оружие, а детей и жен с пожитками они укрывали в лесах.
Славянские племена в VI веке вели оседлый образ жизни, что подтверждается характером их занятий и устройством поселений, которые обычно находились в лесах и болотах. Это были городища, состоявшие из землянок со многими выходами, чтобы в случае нападения можно было скрыться через один из запасных ходов. Селились славяне и на реках и озерах, где сооружались особые дома — свайные постройки. Таким образом, поселения славянских племен были надежно укрыты и труднодоступны, а поэтому отсутствовала надобность в строительстве таких оборонительных построек крепостного типа, какие, например, сооружались в Древнем Египте, на Ближнем Востоке, в Греции и Риме.
         Древние славяне умели делать моноксилы — лодки-однодревки, на которых они по рекам спускались к Понту. На лодках славянские воины появлялись под Корсунем в Крыму, под Константинополем и даже на Крите в Средиземном море.
          По свидетельству византийского историка Прокопия,склавины и анты отличались очень высоким ростом и огромной силой, а вот как он описал внешний вид древних славян: «Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же они темно-красные». Издревле летописцы отмечали у склавин и антов ловкость, выносливость, гостеприимство и любовь к свободе.
            Из рассказов Маврикия, как и из других источников, можно сделать вывод, что у славян существовала кровная месть, следствием которой являлись вооруженные конфликты между племенами.
          Особенностью развития славянских племен являлось отсутствие у них долгового рабства; рабами были только военнопленные, да и те имели возможность выкупиться или стать равноправными членами общины. Это было патриархальное рабство, которое у славян не превратилось в рабовладельческий строй.
          У славян существовала родовая община, которая имела земельную собственность. Частной собственности на землю не было и тогда, когда семья стала получать определенное пахотное поле, так как пахотная земля периодически подлежала переделу. Выгоны, леса, луга, охотничьи и рыбные угодья продолжали оставаться общинной собственностью.
         По сообщению Прокопия, «эти племена, склавин и антов, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим». Вече (собрание рода или племени) было высшим органом власти. Делами ведал старший в роде (староста, господарь).
        Уже в конце V века стали возникать более или менее значительные объединения славянских племен для отражения нападения врагов или организации походов в пределы Восточной Римской империи. Войны способствовали упрочению власти военачальника, который стал называться князем и иметь свою дружину.
         Общественное устройство славян в VI веке представляло собой военную демократию, органами которой были вече или собрание племен, совет старейшин и князь — военачальник. Некоторые военачальники поступали на службу в армию Восточной Римской империи. Но славянские племена обосновывались на Балканском полуострове не в качестве наемников, а в качестве завоевателей.
Маврикий отмечал, что у славян существовала межплеменная рознь. «Не имея над собой главы, — писал он, — они враждуют друг с другом; так как между ними нет единомыслия, то они не собираются вместе, а если и соберутся, то не приходят к единому решению, так как никто не хочет уступить другому». Для борьбы со славянами Маврикий рекомендовал пользоваться их межплеменной рознью, натравливать одни племена на другие и этим самым ослаблять их.
Византийские политики очень опасались крупных политических объединений славян.
          Когда славянам угрожала внешняя опасность, племена забывали все свои распри и объединялись для общей борьбы за независимость. Говоря о борьбе аваров и «склавинского народа» в конце VI века, Менандр, византиец, сообщил ответ славянских старейшин вождю аваров, который потребовал от славянских племен покориться ему и платить дань. «Родился ли на свет, — спрашивали склавинские старейшины, — и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу?».
        Восточные источники говорят о славянах как о воинственном народе. Так, арабский писатель Абу-Обеид-Аль-Бекри в своих трудах отмечал, что, если бы славяне, этот могущественный и страшный народ, не были разделены на множество колен и родов, никто в мире не мог бы им противостоять. Об этом же писали и другие восточные авторы. Воинственность славянских племен подчеркивали почти все византийские писатели.
          По сообщению Маврикия, у славянских племен имелись дружины, которые комплектовались по возрастному принципу — в основном молодыми, физически сильными и ловкими воинами.
Количество сражавшихся обычно исчислялось сотнями и тысячами, значительно реже — десятками тысяч. В основе организации войска лежало деление на роды и племена. Возглавлял воинов рода старейшина (староста), во главе племени стоял вождь или князь.
         Древние источники отмечали силу, выносливость, хитрость и храбрость славянских воинов, которые к тому же владели искусством маскировки. Прокопий писал, что воины-славяне «привыкли прятаться даже за маленькими камнями или за первым встречным кустом и ловить неприятелей. Это они не раз проделывали у реки Истр». Во время осады одного из городов готов византийский полководец Велизарий вызвал воина-славянина и приказал ему добыть языка. «И вот этот славянин, ранним утром пробравшись очень близко к стенам, прикрывшись хворостом, спрятался в траве». Когда подошел к этому месту гот, славянин внезапно схватил его и доставил живым в лагерь.
          Маврикий сообщал об искусстве славян скрываться в воде: «Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи застигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные, большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне (реки), дышат с их помощью; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их (присутствии)».
          Относительно оружия славянских воинов Маврикий писал: «Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты, прочные, но труднопереносимые. Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым ядом, сильно действующим, если раненый не примет раньше противоядия или (не воспользуется) другими вспомогательными средствами, известными опытным врачам, или тотчас же не обрежет кругом место ранения, чтобы яд не распространился по остальной части тела». Кроме лука и дротиков для метания, о которых говорил Маврикий, славянский воин имел копье для удара, секиру, бердыш и обоюдоострый меч.
          Кроме большого щита славяне имели кольчугу, которая надежно прикрывала и в то же время не стесняла движений воина в бою. Кольчугу изготовляли славянские мастера. В этот период у норманнов доспехи были из кожи с прикрепленными к ней металлическими планками; византийские воины имели кованые доспехи, сильно стеснявшие движения. Таким образом, доспехи славян выгодно отличались от доспехов их соседей — норманнов и византийцев.
           У древних славян было два рода войск — пехота и конница. В Восточной Римской империи при правителе Юстиниане (ок. 670—711 гг.) на службе находились конные славянские отряды, в частности у Велизария в коннице служили славяне. Командиром конницы был ант Доброгост. Описывая поход 589 года, древний историк Феофилакт Симокатт сообщал: «Соскочив с коней, славяне решили немного передохнуть, а также дать отдых своим коням». Таким образом, эти данные подтверждают наличие у славян конницы.
             Во время сражений славяне широко применяли внезапные нападения на противника. «Сражаться со своими врагами, — писал Маврикий, — они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются (засадами), внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью, изобретая много (разнообразных) способов. Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают (как бы) под влиянием замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами с целью заманить противника».
          Маврикий рассказывал, что в искусстве форсирования рек славяне превосходили «всех людей». Находясь на службе в войске Восточной Римской империи, славянские отряды умело обеспечивали форсирование рек. Они быстро изготавливали лодки и на них перебрасывали на другой берег крупные отряды войска.
           Лагерь славяне обычно разбивали на высоте, к которой не было скрытых подступов. При необходимости дать бой на открытом поле они устраивали укрепление из повозок. Феофилакт Симокатт поведал о походе одного славянского отряда, который вел бой с римлянами: «Так как это столкновение для варваров (славян) было неизбежным (и не предвещало успеха), то они, составив повозки, устроили из них укрепление лагеря и в середину этого лагеря поместили женщин и детей». Славяне связали повозки, и получилось сомкнутое укрепление, с которого они метали копья в противника. Укрепление из повозок было весьма надежной защитой от конницы.
            Для оборонительного боя славяне выбирали труднодоступную для противника позицию или же насыпали вал и устраивали засеки. При штурме укреплений противника они применяли штурмовые лестницы, «черепахи» и осадные машины. В глубоком построении, положив щиты на спину, славяне шли на штурм.
          Хотя Маврикий и говорил, что славяне не признавали военного строя и при наступлении продвигались вперед все вместе, это, однако, не означает, что у них не было боевого порядка. Тот же Маврикий рекомендовал выстраивать против славян не очень глубокий строй и атаковать не только с фронта, но во фланги и с тыла. Отсюда мы можем сделать вывод, что для боя славяне располагались в определенном порядке. «Иногда они, — писал Маврикий, — занимают очень крепкую позицию и, охраняя свой тыл, не дают возможности вступить в рукопашный бой, равно и окружить себя или ударить с фланга, или зайти к ним в тыл».
           Если славяне отражали все атаки, то, по мнению Маврикия, оставалось одно средство — преднамеренно отступить, чтобы вызвать неорганизованное преследование, которое расстроит боевой порядок славян и позволит одержать победу внезапным ударом из засады.
           Начиная с I века славянские племена боролись с войсками Римской империи. Древние источники упоминают восточнославянские племена, которые сражались с римскими завоевателями. Имеется сообщение готского историка Иордана о борьбе готов с анта-ми в IV веке. Отряд готов напал на антов, но вначале потерпел поражение. В результате дальнейших столкновений готам удалось захватить вождя антов Божа с сыновьями и 70 старейшинами и казнить их.
           Более подробные сведения о войнах славянских племен относятся к VI—VIII векам, когда славяне вели борьбу с Восточной Римской империей.
           К началу VI века натиск славянских племен из-за Дуная настолько усилился, что правитель Восточной Римской империи Анастасий в 512 году был вынужден построить линию укреплений протяжением 85 километров от Селимврии на Мраморном море до Деркоса на Понте. Эта линия укреплений получила название «Длинная стена» и находилась в 60 километрах от столицы. Один из современников назвал ее «знаменем бессилия, памятником трусости».
           Во второй четверти VI века император Юстиниан, готовясь к борьбе со славянами, усиливал свою армию и строил оборонительные сооружения. Он назначил, по сообщению Прокопия, начальником охраны на реке Истр Хильбудия, который три года подряд успешно оборонял рубеж Дуная от нападений славянских племен. Для этого Хильбудий ежегодно переправлялся на левый берег Дуная, проникал на территорию славян и производил там опустошения. В 534 году Хильбудий переправился через реку с небольшим отрядом. Славяне выступили «против него все поголовно. Битва была жестокая, пало много ромеев, в том числе и их начальник Хильбудий». После этой победы славяне беспрепятственно переправлялись через Дунай для вторжения в глубь Балканского полуострова.
            В  551 году отряд славян численностью более 3 тысяч человек, не встретив никакого противодействия, переправился через реку Истр. Затем, после переправы через реку Гевр (Марица), отряд разделился на два отряда. Византийский военачальник, имевший большие силы, решил воспользоваться этим своим преимуществом и уничтожить разрозненные отряды в открытом бою. Но славяне опередили ро-меев и разбили их внезапным нападением с двух направлений. Этот факт показывает умение славянских военачальников организовывать взаимодействие своих отрядов и осуществлять внезапное одновременное нападение на противника, имеющего превосходящие силы и действующего наступательно.
            Вслед за этим против славян была брошена регулярная конница под командованием Асбада, который служил в отряде телохранителей императора Юстиниана. Отряд конницы дислоцировался во фракийской крепости Тзуруле и состоял из отличных всадников. Один из славянских отрядов атаковал византийскую конницу и обратил ее в бегство. Многие византийские всадники были убиты, а сам Асбад взят в плен. Из этого примера мы можем заключить, что славяне имели конницу, которая успешно сражалась с римской регулярной конницей.
           Разбив регулярные полевые войска, отряды славян приступили к осаде крепостей во Фракии и Иллирии. Проко-пий сообщил очень подробные сведения о взятии славянами сильной приморской крепости Топер, находившейся на фракийском побережье в 12 днях пути от Византии. В этой крепости имелся сильный гарнизон и до 15 тысяч боеспособных мужчин — жителей города.
           Славяне решили прежде всего выманить гарнизон из крепости и уничтожить его. Для этого большая часть их сил расположилась в засаде и укрылась в труднопроходимых местах, а незначительный отряд подошел к восточным воротам и начал обстреливать римских солдат: «Римские воины, находившиеся в гарнизоне, вообразив, что врагов не больше, чем сколько они видят, взявшись за оружие, тотчас же вышли против них все. Варвары стали отступать, делая вид для нападающих, что, испуганные ими, они обратились в бегство; римляне же, увлеченные преследованием, оказались далеко впереди укреплений. Тогда поднялись находившиеся в засаде и, оказавшись в тылу у преследующих, отрезали им возможность возвратиться назад в город. И те, которые делали вид, что отступают, повернувшись лицом к римлянам, поставили их между двух огней. Варвары всех их уничтожили и тогда бросились к стенам». Так был побежден гарнизон Топера. После этого славяне двинулись на штурм крепости, которую обороняло население города. Первый приступ, недостаточно подготовленный, был отражен. Оборонявшиеся бросали камни в штурмующих, выливали на них кипящее масло и смолу. Но успех горожан был временным. Славянские лучники стали обстреливать стену и заставили оборонявших покинуть ее. Вслед за этим штурмующие приставили к стенам лестницы, проникли в город и овладели им. При этом хорошо взаимодействовали лучники и штурмовые отряды. Славяне были меткими стрелками из лука и поэтому смогли заставить оборонявшихся покинуть стену.
           Представляет интерес поход в 589 году Петра, военачальника византийского императора Маврикия, против сильного славянского племени под предводительством Пирагаста.
           Император требовал от Петра быстрых и решительных действий. Войско Петра снялось из укрепленного лагеря и в четыре перехода достигло района, в котором находились славяне; ему предстояло форсировать реку. Для разведки противника была выслана группа в 20 воинов, которая двигалась ночью, а днем отдыхала. Проделав тяжелый ночной переход и переправившись через реку, группа расположилась в зарослях для отдыха, а охранения не выставила. Воины заснули и были обнаружены конным отрядом славян. Ромеи были взяты в плен. Захваченные разведчики рассказали о замысле византийского командования.
          Пирагаст, узнав о плане противника, с крупными силами двинулся к месту переправы ромеев через реку и там скрытно расположился в лесу. Византийское войско подошло к переправе. Петр, не предполагая, что в этом месте может быть противник, приказал переправляться через реку отдельными отрядами. Когда на другой берег переправилась первая тысяча человек, славяне окружили их и уничтожили. Узнав об этом, Петр повелел переправляться всему войску, не разделяясь на отряды. На противоположном берегу византийцев ожидали ряды славян, которые, однако, рассеялись под градом стрел и копий, бросаемых с судов. Воспользовавшись этим, ромеи высадили свои крупные силы. Пирагаст был смертельно ранен, и войско славян в беспорядке отступило. Петр из-за отсутствия конницы не мог организовать преследование.
         На другой день проводники, которые вели войско, заблудились. Ромеи трое суток не имели воды и жажду утоляли вином. Войско могло погибнуть, если бы не пленный, указавший, что вблизи находится река Геликабия. Наутро римляне подошли к реке и бросились к воде. Находившиеся в засаде на противоположном высоком берегу славяне стали поражать римлян стрелами. «И вот римляне, — сообщает византийский хронист, — построив суда, переправились через реку, чтобы схватиться с врагами в открытом бою. Когда же войско оказалось на противоположном берегу, варвары всей массой тотчас напали на римлян и их одолели. Побежденные римляне бросились бежать. Так как Петр был наголову разбит варварами, то главнокомандующим назначается Приск, а Петр, отрешенный от командования, вернулся в Византию».
 
© 2011 Международная славянская правовая академия Правь
Создание, разработка сайта - студия Мегагрупп.ру.