Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Новости

Яндекс.Погода

Главная  / Судебная практика / Позорное цензурное преследование книги "Бхагавад-гита" прокуратурой закончилось провалом

Позорное цензурное преследование книги "Бхагавад-гита" прокуратурой закончилось провалом

               У  цензуры в России не всё получается, пока активно вмешивается  общественное мнение, мнение соседних государств, сильна позиция правозащитников и самих верующих. Суды при таких обстоятельствах вынуждены делать вид, что "не видят экстремизма", запрет которого -  самое мерзкое  проявление цензуры в России. Выступая  против книг, запрещая их, прокуратура выполняет общественно опасную функцию государства - запрещает людям свободно выражать и распространять свои убеждения, запрещает людям критиковать вредные явления, в т.ч. и отвратительную государственную политику.

          Мы поражаемся "тёмным"  средневековьем, мракобесием, инквизицией, сжиганием многих книг на кострах, вместе с их авторами. Но не видим, подчас, подобных явлений в практике действующего  россиянского государства.

           Указанный ниже судебный процесс должен быть предтечей для признания неправомерными запретов всех ранее запрещённых книг, в т.ч. и славянских ведических, т.к. славянский ведизм был основой для индийского.

Источник:  http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81_%D0%BD%D0%B0%D0%B4_%C2%AB%D0%91%D1%85%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D0%B4-%D0%B3%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B9_%D0%BA%D0%B0%D0%BA_%D0%BE%D0%BD%D0%B0_%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C%C2%BB  .

       "Проверка литературы кришнаитов на экстремизм Генеральной прокуратурой РФ (2004 год)

«Бхагавад-гита как она есть» впервые подверглась экспертному исследованию в 2004 году, когда председатель правления межрегиональной общественной организации «Общественный комитет по правам человека» Т. Квитковская обратилась в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой запретить распространение ИСККОН книг «Бхагавад-гита как она есть» и «Шримад-Бхагаватам».[6] Проверку книг на экстремизм провела Савёловская межрайонная прокуратура Москвы.[6] Содержание книг изучалось в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ.[6] Специалисты НИИ установили, что в книгах «отсутствует информация, побуждающая к каким бы то ни было насильственным действиям».[6]

В 2005 году проверку «Бхагавад-гиты как она есть» на экстремизм запросил депутат Государственной думы Андрей Савельев.[6] 16 февраля 2005 года Савельев получил ответ от заместителя генерального прокурора РФ Н. Савченко, который указал депутату на данные экспертного исследования 2004 года.[6]

 Экспертное заключение преподавателей Томского государственного университета (25 октября 2010)

Главный корпус Томского государственного университета

Согласно официальной версии, сотрудники ФСБ и прокуратуры в 2010 году в ходе плановой проверки томского филиала ИСККОН «наткнулись на подозрительный, по их мнению, текст», который было решено направить на экспертизу на предмет наличия в нём экстремизма.[64] 25 октября 2010 года сотрудники Томского государственного университета (ТГУ) Сергей Аванесов (декан философского факультета ТГУ, преподаватель Томской духовной семинарии),[55] Валерий Свистунов и Валерий Наумов подписали экспертное заключение, составленное ими в частном порядке.[65] Составление заключения было поручено Аванесову сотрудником ФСБ Дмитрием Великоцким.[55][66] Затем «просьба была оформлена в виде договора, подписанного „кем-то из руководителей" томского управления ведомства».[55]

В заключении учёные сделали вывод о том, что в книге содержатся «признаки разжигания религиозной ненависти, унижения достоинства человека по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии». В частности, в заключении утверждалось, что комментарий Бхактиведанты Свами Прабхупады «насыщен унизительными определениями всех, кто не является последователями его учения о Кришне, либо вообще не знающих и не верящих в „верховного бога" Кришну».[3] В заключении утверждалось, что оскорбления выражены такими словами, как «глупец», «невежда», «недалёкий», «демон», «свинья», и что Бхактиведанта Свами Прабхупада унижает неверующих, используя такие слова, как «лишены», «обречены», «не способны оценить» в соответствующих контекстах. Утверждение автора о том, что о женщинах следует заботиться, как о детях, эксперты сочли «унижением по половому признаку».[42]

Согласно «Газете.Ru», томские эксперты пришли к выводу, что «Бхагавад-гита как она есть» «оскорбляет представителей чуть ли не всех религий, кроме индуистов».[64] Журналисты «Независимой газеты» Андрей Мельников и Лидия Орлова отметили, что в экспертизе уделяется много места обоснованию нетрадиционного, «сектантского», характера «учения Прабхупады» и что эксперты последовательно сравнивают кришнаитское вероучение с христианством.[2] По мнению журналистов, это свидетельствует о «связи авторов исследования с конфессионально ангажированными организациями „сектоборцев"».[2]

По мнению заведующего кафедрой Истории древнего мира, средних веков и методологии истории ТГУ Олега Хазанова, для томских учёных история с составлением экспертизы стала вызовом.[67] Хазанов отметил, что на историческом факультете ТГУ уже много лет изучают «Бхагавад-гиту» и он сам читает лекции на эту тему.[67] Однако, проведение экспертизы было поручено не ему или другим специалистам в этой области, а людям, для которых «Бхагавад-гита» не является предметом научного поиска и которых научное сообщество считает «некомпетентными в вопросе изучения данного материала».[67]

28 декабря 2011 года Lenta.ru опубликовала статью лидера российских кришнаитов Бхакти Вигьяны Госвами, в которой тот привёл цитату из экспертного заключения, которая, по его мнению, наглядно показывала ход мысли обвинителей: «„Разумный человек - это тот, кто обладает сознанием Кришны" (БГ 4:12, с. 227). Из данного текста логически вытекает, что не обладающий сознанием Кришны - не разумный человек, то есть неполноценный».[68]

Заявление прокурора Томска В. Федотова (30 июня 2011 года)

30 июня 2011 года прокурор Томска Виктор Федотов воспользовался экспертным заключением, обратившись в Ленинский районный суд Томска с заявлением о признании «Бхагавад-гиты как она есть» экстремистским материалом.[6] В заявлении прокурор указал, что его действия производятся в интересах «Российской Федерации и неопределённого круга лиц», а «заинтересованным лицом» назвал Управление министерства юстиции по Томской области.[60] В заявлении, в частности, говорилось:

В тексте книги содержатся высказывания в форме утверждений, в которых имеется негативная информация, информация враждебного, унизительного, оскорбительного характера по отношению к конфессиональным группам, не кришнаитам... Текст книги «Бхагавад-гита как она есть» содержит высказывания побудительного характера, призывы к враждебным, насильственным действиям в отношении ряда социальных и конфессиональных групп, в частности по отношению к женщинам, к некришнаитам... Признание материалов книги «Бхагавад-гита как она есть» автора А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады экстремистскими необходимо для предотвращения возбуждения социальной вражды либо розни и её дальнейшего распространения.[27]

Несмотря на то, что преподаватели ТГУ провели экспертизу в частном порядке, в документе утверждалось, что по заказу томской прокуратуры ТГУ провёл «комплексную комиссионную экспертизу» книги на предмет наличия в ней экстремистского содержания.[6]

Представители защиты Александр Шахов и Михаил Фролов на заседании Ленинского районного суда (18 августа 2011 года)

 Заинтересованные лица со стороны защиты

Заинтересованными лицами со стороны защиты в суде выступили «Томское общество сознания Кришны» (занимающееся распространением «Бхагавад-гиты как она есть») и «Общество вайшнавов „Бхактиведанта"» (представитель издательства «Бхактиведанта Бук Траст», осуществляющего публикацию книги). В заявлении прокуратуры было отмечено, что «Томское общество сознания Кришны» - это официально зарегистрированная религиозная организация, имеющая право осуществлять в России «публичное проповедование вайшнавского учения, изложенное в книгах Бхактиведанты Свами Прабхупады, в том числе - „Бхагават-гита как она есть"».[69] Представителем заинтересованного лица со стороны «Томского общества сознания Кришны» выступил Александр Шахов, а со стороны «Общества вайшнавов „Бхактиведанта"» - Михаил Фролов.

 Судебное заседание 12 августа 2011 года

Судья Галина Бутенко рассматривает «Бхагавад-гиту как она есть» на судебном заседании в Ленинском районом суде г. Томска Одиночный пикет у здания Ленинского районного суда г. Томска. На плакате цитируется роман-антиутопия Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» Одиночный пикет у здания Ленинского районного суда г. Томска. На плакате цитируется статья 28 Конституции РФ

Первое судебное заседание по заявлению прокуратуры состоялось 12 августа 2011 года в Ленинском районном суде Томска.[42] Дело рассматривалось под председательством судьи Галины Бутенко, заместителя председателя этого суда по гражданским делам.[60] В начале судебных слушаний представитель прокурора заявил, что судебный процесс был инициирован по итогам проверки Томского общества сознания Кришны Управлением ФСБ по Томской области.[42] По просьбе прокуратуры была проведена экспертиза религиозного текста преподавателями ТГУ Сергеем Аванесовым, Валерием Свистуновым и Валерием Наумовым.[42] Ими был сделан «вывод о содержании в книге признаков разжигания религиозной ненависти, унижения достоинства человека по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии».[42] Представитель прокуратуры, однако, признала, что ей не известны факты совершения каких-либо преступлений, связанные с «Бхагавад-гитой как она есть» и что заявление в суд было подано с целью «предотвратить возможные преступления экстремистского характера».[42]

Представители защиты обратили внимание суда на то, что утверждение в материалах прокуратуры о «комплексной комиссионной экспертизе ТГУ» было ложным.[42] Судье была представлена справка из ТГУ о том, что университет не уполномочивал своих сотрудников Аванесова, Свистунова и Наумова на проведение экспертизы.[42]

На заседании выступили доктор филологических наук Н. В. Серебренников и доктор философских наук Н. Н. Карпицкий, приглашённые в суд в качестве консультантов.[42] Оба учёных выразили своё несогласие с экспертным заключением преподавателей ТГУ, нашедших в книге признаки разжигания ненависти и унижения достоинства.[42] После этого прокуратура попросила привлечь к участию в судебном заседании авторов экспертного заключения. Суд удовлетворил запрос, назначив очередное заседание по делу на 18 августа 2011 года.[42]

В день судебных слушаний у здания суда томские правозащитники провели серию одиночных пикетов.[42] На плакатах пикетчиков были размещены цитаты из научно-фантастического романа-антиутопии Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» (посвящённого тоталитарному обществу, где сжигают книги) и статьи 28 Конституции РФ, гарантирующей свободу совести и вероисповедания, включая право распространять религиозные убеждения.[42]

 Судебное заседание 18 августа 2011 года

На второе заседание, прошедшее 18 августа 2011 года, были приглашены авторы экспертного заключения.[65] Доктор философских наук, декан философского факультета ТГУ Сергей Аванесов признался, что за проведением экспертного заключения к нему в 2010 году обратился сотрудник ФСБ.[65] Аванесов разъяснил, что не проводил самого исследования и что его участие ограничилось выполнением организаторских функций и редактированием конечного заключения.[65] Сам анализ провели Валерий Свистунов и Валерий Наумов. Свистунов, соответственно, провёл философский анализ, а Наумов - лингвистический. Философский анализ Аванесов перепоручил Свистунову, поскольку не считал себя квалифицированным для проведения экспертизы «ввиду отсутствия исследований в области индологии».[65] Представитель защиты Александр Шахов обратил внимание суда на то, что в экспертный совет входили лица, не обладавшие необходимой квалификацией[65] и ходатайствовал о включении в материалы дела экспертизы известного российского религиоведа Екатерины Элбакян. Ходатайство было отклонено.[60]

На вопрос судьи о наличии в тексте возбуждения розни, Аванесов ответил, что напрямую он её не видит. А на вопрос о наличии указаний на исключительность кришнаитов по отношению к последователям других религий, Аванесов отметил, что такая исключительность существует в текстах любой религиозной традиции. В то же самое время Аванесов признал, что в некоторых местах «Бхагавад-гиты как она есть» этот момент подчёркивается очень жёстко, с использованием таких слов, как «свиньи», «ослы» и др. Судья возразила на это, что в любой традиции можно встретить такие выражения, как например, из Библии: «не мечите бисер перед свиньями». Аванесов отметил, что он, будучи человеком терпимым, не оскорбился бы такими словами, а вот кто-то другой мог бы и оскорбиться. Следовательно, подытожил Аванесов, в такой ситуации необходимо обращаться за разъяснениями непосредственно к носителям традиции. В целом на вопросы о наличии оскорбительных слов и выражений Аванесов отметил, что «однозначного ответа на эти вопросы нет».[65]

Представитель защиты Александр Шахов выступает на суде.

После выступления Аванесова, представители защиты указали суду на ряд приводимых в экспертном заключении цитат, которые были либо вырваны из контекста, либо вообще отсутствовали как в комментариях, так и в оригинальных текстах «Бхагавад-гиты».[65] Представители защиты также показали суду, что в ходе экспертизы анализировалось не только третье издание «Бхагавад-гиты как она есть» (на основании экспертизы делался вывод о необходимости признать экстремистским материалом именно третье издание «Бхагавад-гиты как она есть»), но и второе издание, отличающееся переводом, а также иные книги Бхактиведанты Свами Прабхупады - «Шримад-Бхагаватам» и «Наука самосознания».[65]

После Аванесова в зал суда был приглашён кандидат философских наук, доцент кафедры истории философии и логики философского факультета ТГУ Валерий Свистунов.[65] Свистунов показал, что предложение провести «философское исследование» кришнаитского текста поступило к нему от Аванесова. На тот момент, ни о какой экспертизе речь даже не шла.[65] Свистунов признался, что с книгой «Бхагавад-гита как она есть» он знаком с 1980-х годов, но прочитал её только сейчас.[65] Свистунов отметил, что при постановке перед ним задачи проведения философского исследования, он не был ограничен в выборе необходимой литературы для анализа. Саму задачу учёный воспринял творчески. По словам Свистунова, сам текст «Бхагавад-гиты как она есть» побудил его к тому, чтобы вступить в полемику, найти дополнительную информацию. Эту дополнительную информацию Свистунов почерпнул с так называемых «антисектантских сайтов», содержащих критику учения кришнаитов и их литературы. На вопрос о том, исследовал ли он противоположный взгляд на кришнаитов и их учение, Свистунов дал отрицательный ответ, снова подчеркнув, что эта полемика была его «субъективным мнением».[65]

На вопрос о наличии оскорбительных и уничижительных высказываний в тексте, Свистунов ответил, что таковых не обнаружил.[65] Как и Аванесов, Свистунов сказал, что в тексте имеются указания на исключительность этого религиозного пути, но аналогичные утверждения о собственной исключительности существуют в любой религиозной традиции.[65] На вопрос о взглядах кришнаитов на христианство, Свистунов отметил, что они ни в коем случае не враждебные, а скорее нейтральные.[65]

Одиночный пикет у здания суда (18 августа 2011 года).
Надпись на плакате:
«6 лет назад я прочитала „Бхагавад-гиту как она есть". Более логичной и разумной книги я не встречала. Самое главное - она научила меня любви ко всем живым существам! Спасибо, М. В. Степаненко. Благодаря вам многие люди станут читать эту удивительную книгу!»

После выступления Свистунова в дело были включены распечатки материалов православных антисектантских сайтов, использованные авторами экспертизы. Далее судья и представители защиты указали на ряд несоответствий приводимых в экспертизе цитат рассматриваемому третьему изданию «Бхагавад-гите как она есть». Представитель защиты Александр Шахов сделал устное заявление суду о необходимости признания экспертизы незаконной и привлечении трёх учёных, выполнявших экспертное заключение, к ответственности в связи с допущенными ими нарушениями порядка проведения экспертиз.[65] Поскольку третий эксперт, Валерий Наумов, на заседание суда не явился, судья Галина Бутенко назначила продолжение рассмотрения дела на 29 августа 2011 года.[65]

Второе заседание суда, также как и первое, сопровождалось одиночными пикетами правозащитников. После окончания заседания на государственном томском телеканале «ГТРК Томск» был показан сюжет под вводившим в заблуждение названием «Книга „Бхагават-Гита. Как она есть" осуждена за экстремизм».[65] Впоследствии название размещённого на сайте телеканала сюжета было изменено на «В суде рассматривается дело о книге „Бхагават-Гита. Как она есть"».[70]

 Судебное заседание 29 августа 2011 года

По просьбе представителей защиты к делу был приобщены нескольких страниц из книги Бхактиведанты Свами Прабхупады «Путешествие вглубь себя», где изложено положительное отношение автора к иным религиям.[60] Представители защиты также ходатайствовали о приобщении к делу экспертизы литературы ИСККОН, выполненной в 2004 году религиоведом Борисом Фаликовым. Ходатайство было отклонено.[60]

В этот раз перед судом выступил третий эксперт из ТГУ, Валерий Наумов. Также как и Свистунов до него, Наумов заявил, что проводил просто исследование, а не судебную экспертизу.[60] Наумов признался, что не знал о том, кто были заказчиками работы, и что «книгу и лист с вопросами (не на бланке, без подписей или печатей) передал ему лаборант кафедры».[60] Наумов утверждал, что при проведении экспертизы применял «компонентный анализ, при котором контекст не учитывается, а текст раскладывается на минимальные семантические единицы - то есть смысл слов объясняется просто по словарям».[60] Представители защиты указали суду на тот факт, что данный метод не является общепризнанным. Наумов с этим согласился, но предположил, что данный метод был приемлемым.[60] Наблюдатели назвали экспертизу Наумова двусмысленной, составленной так, как будто учёный специально уходил от ответов на поставленные вопросы.[60] Судья, в свою очередь, указала Наумову на ряд мест в его экспертном заключении, где приводимые цитаты отсутствовали на указанных им же страницах в книге.[60]

 Судебное заседание 30 августа 2011 года

Одиночный пикет у здания Ленинского районного суда в первый день судебных слушаний (12 августа 2011 года)

Так как признать книгу экстремистской не удалось, прокуратура ходатайствовала о проведении новой «психолого-религиоведческо-лингвистической экспертизы» в Кемеровском государственном университете (КемГУ).[71] Суд удовлетворил данное ходатайство.[71] Проведение экспертизы суд поручил трём сотрудникам КемГУ - религиоведу Алексею Горбатову, лингвисту Михаилу Осадчему и психологу Сергею Дранишникову.[71] Вопросы к ним суд оставил прежними.[К 3]

Представители защиты отметили, что Горбатов некомпетентен в вопросах индуизма и что его основной специализацией являлась история Русской православной церкви.[71] Представители защиты также обратили внимание суда на конфессиональную ангажированность Горбатова, ранее выступавшего в качестве соавтора публикаций архиепископа Кемеровской и Новокузнецкой епархии РПЦ.[71] Представители защиты также указали на тот факт, что Дранишников не имел учёной степени, а Осадчий ранее участвовал в составлении экспертных заключений, на основании которых были признаны экстремистскими несколько публикаций Свидетелей Иеговы.[72] При этом, Осадчий использовал такой же сомнительный «компонентный анализ», как и Наумов. Основываясь на этом, представители защиты ходатайствовали об «отклонении этих экспертов ввиду их заведомой необъективности» и о поручении проведения экспертизы квалифицированным учёным из Москвы. Суд посчитал это невозможным ввиду того, что указанные представителями защиты эксперты «работают в разных учебных, научных заведениях, что увеличит срок производства экспертизы, и как следствие, может привести к нарушению разумного срока судопроизводства по делу, учитывая отдаленность нахождения экспертов от г. Томска».[71] Суд также отклонил замечания представителей защиты к вопросам, поставленным перед экспертами с употреблением некорректных формулировок и не имеющими отношения к эскпертизе на экстремизм. Новую экспертизу суд поручил провести до 1 декабря 2011 года.[71]

 Экспертное заключение сотрудников Кемеровского государственного университета (14 декабря 2011 года)

 Содержание

Авторы экспертного заключения разошлись во мнениях: психолог Сергей Дранишников и лингвист Михаил Осадчий обнаружили в тексте признаки экстремизма, а религиовед Алексей Горбатов нет.[73] Дранишников и Осадчий пришли к выводу, что «отдельные элементы текста содержат нелицеприятные высказывания дискриминационного характера в отношении неопределённого круга лиц».[74][75] В комментарии к тексту эксперты нашли «формулировки, возвышающие последователей учения над представителями иных вероисповеданий» и «выражения, унижающие честь и достоинство „непросвещённых"», в адрес которых употребляются такие оскорбительные слова, как «демоны», «ослы», «вьючные животные», «нелюди».[73] Кроме того, эксперты высказали мнение, что «книга пропагандирует ограничение свободы женщин».[76]

Отзывы и критика

Представитель защиты Михаил Фролов отметил в интервью СМИ, что для кришнаитов негативный характер экспертизы не стал неожиданностью, ведь те же самые эксперты ранее уже находили экстремизм в религиозных текстах других религиозных объединений.[76] По словам Фролова, эксперты просто «надёргали» из книги цитат, в которых упоминается слово «глупец» и другие негативные эпитеты, направленные «не в адрес какой-то конкретной религиозной группы или отдельной личности», а используемые для критики философских взглядов, отличающихся от вайшнавизма.[77] Однако, эксперты усмотрели в этом «пропаганду интеллектуальной и социальной неполноценности человека по признаку его отношения к обосновываемым „Бхагавад-гитой" религиозным ценностям».[76] По мнению другого представителя защиты, Александра Шахова, заключение кемеровских экспертов не было «таким категоричным», как предыдущее.[77]

Профессор кафедры философии Сибирского государственного медицинского университета, доктор философских наук Николай Карпицкий отметил, что перед экспертами был поставлен очень прямой вопрос о том, существует ли в книге какие-либо оскорбления достоинства определённых конфессий или каких-либо определённых социальных групп.[78] По мнению Карпицкого, религиовед дал компетентное заключение и к нему нельзя предъявить каких-либо претензий.[78] Однако, лингвист и психолог, вместо того, чтобы ответить на поставленные перед ними вопросы, отвечали на вопрос о том, присутствует ли в тексте книги «отрицательное отношение к неопредёленной группе лиц, хотя про неопределенную группу лиц их не спрашивали».[78] Согласно Карпицкому, из-за этого заключение теряет всякий смысл.[78]

Профессор кафедры философии МГИМО Андрей Зубов прокомментировал утверждение кемеровской экспертизы о том, что в тексте «Бхагавад-гиты как она есть» содержатся «формулировки, возвышающие последователей учения над представителями иных вероисповеданий».[79] Зубов отметил, что провозглашение исключительности по отношению к последователям других религий характерно для любой религиозной традициии.[79] По мнению учёного «ни одна религия не говорит о том, что другие религии ничем не хуже её», так как, в таком случае «бессмысленно было бы исповедовать эту религию»:

Например, христиане говорят, это можно найти в текстах, что тот, кто не будет веровать в Иисуса Христа, тот не спасется. Разве это не исключительность христиан? В исламе тоже есть немало разговоров об исключительности мусульман в деле спасения. В иудаизме евреи и вовсе названы избранным народом. То же можно сказать и про зороастризм. Как раз в индийских религиях это в меньшей степени выражено. Но все равно адепты любой религиозной группы, даже отдельной конфессии внутри религии, всегда утверждают свою правоту. Протестанты относительно католиков, кальвинисты относительно лютеран, пятидесятники относительно других евангелистов и так далее.[79]

26 декабря 2011 года российский ИСККОН выступил с официальным заявлением, в котором отметил, что «неадекватность утверждений, на которых основывается обвинение в экстремизме, очевидна не только специалистам».[80] Авторы обращения привели два фрагмента из заключения кемеровских экспертов, в которых эксперты делают вывод о наличии в тексте экстремизма на основании фраз, вырванных из контекста.[К 4]

28 декабря 2011 года Lenta.ru опубликовала статью лидера российских кришнаитов Бхакти Вигьяны Госвами, в которой тот отметил, что «обвинение пытается делать вид, что комментарии Бхактиведанты Свами Прабхупады не соответствуют тексту самой Бхагавад-гиты, и что экстремизм содержится только в них. Для этого из второй экспертизы убрали все претензии к стихам, которых в первой экспертизе было очень много, и оставили только нападки на комментарии».[68] Бхакти Вигьяна Госвами также провёл анализ фрагментов из экспертного заключения:

Например, эксперты из Кемеровского государственного университета утверждают, что «издание содержит отрицательный образ неопределенной группы лиц по признаку отношения к обосновываемым религиозным ценностям». В первую очередь это относится к использованию слова «глупец». Вот цитата из экспертизы: «Однако есть немало глупцов, которые считают Кришну просто могущественным человеком, не более того. В действительности же Он - изначальная Верховная Личность, что подтверждает „Брахма-самхита" (ишваpax парамах кришнах). Он - Сам Верховный Господь („Бхагавад-гита как она есть", стр. 432»).

А теперь посмотрим на сам стих, который комментирует Бхактиведанта Свами Прабхупада (Бхагавад-гита 9.11): «Глупцы смеются надо Мной, когда Я прихожу в материальный мир в обличье человека. Им неведома Моя духовная природа верховного повелителя всего сущего».

Получается, что все претензии к комментарию распространяются и на оригинальный стих!

Давайте допустим, что Прабхупада неправильно перевел его. Обратимся к академическому переводу
Бориса Леонидовича Смирнова: «Безумцы Меня презирают, принявшего человеческий образ, не ведая Моей Высшей Сути, великого Владыки мира».

Или к стихотворному переводу
Всеволода Сергеевича Семенцова:

Такова Моя высшая сущность
всех владыки существ; но невежды
презирают Меня в смертном теле,
этой сущности вечной не зная.

Дело в том, что используемое Кришной санскритское слово «мудха» сложно перевести иначе чем «глупец, безумец или невежда». Поэтому, если утверждение, что «глупцы смеются над Богом», все же содержит признаки экстремизма, нужно быть до конца последовательным и предъявлять претензии к оригинальному санскритскому тексту Бхагавад-гиты.

То же касается и слова «демоны», которое очень не понравилось экспертам. Они обнаружили, что это слово достаточно часто употребляется в комментариях к 16 главе Бхагавад-гиты. Было бы странно, если бы оно там не упоминалось, учитывая, что глава называется на санскрите «сура-асура-сампат вибхага йога» - то есть буквально «Йога различения божественной и демонической природы». Или, в переводе Шрилы Прабхупады, «Божественные и демонические личности». Слово «
асура» тоже сложно перевести иначе. <...> Осталось еще обидное слово «свинья», из-за которого в «Выводах по результатам лингвистического исследования» говорится буквально следующее: «Книга, представленная на экспертное исследование, содержит высказывания о неопределенной группе лиц, не разделяющих ценностей обосновываемого вероучения, выраженные в неприличной форме, направленные на унижение достоинства неопределенной группы лиц по признаку отношения к религии (сравнения с ослами и свиньями)».

Чтобы не быть голословными, эксперты даже приводят контекст, в котором оно используется: «Так, свинья, привыкшая пожирать экскременты, отворачивается от сладостей, приготовленных из сахара и топленого масла. И точно так же глупым работягам никогда не надоедает, слушая сиюминутные мирские новости, находить в них чувственное наслаждение, но им всегда не хватает времени на то, чтобы послушать о вечной душе, приводящей в движение материальный мир».

Трудно не обидеться на такие слова и не принять их на свой счет, пополнив «неопределенную группу лиц», к которой они обращены.[68]

Информационное агентство «Росбалт» отметило, что приведённые в СМИ цитаты из заключения кемеровских экспертов «возмутили культурную общественность России и Индии».[81]

Обозреватели «Независимой газеты» Андрей Мельников и Лидия Орлова в статье «Дело за Кришной» отметили, что «по мнению религиоведов» в своей проповеди Прабхупада «не пытался адаптировать древний текст к современным представлениям о нормах религиозной полемики, использовал архаичные речевые обороты», чем и объясняется наличие в его книгах «тех самых „грубостей", которые авторы антикришнаитских экспертиз рассматривают как оскорбительные для атеистов и последователей других традиций, когда в их адрес звучат слова „глупцы" и сравнения со „свиньями, поедающими нечистоты"», в то время как сами кришнаиты «неоднократно указывали, что в соответствии с этой логикой можно обвинить в экстремизме Священное Писание любой древней традиции».[2]

Судебное заседание 19 декабря 2011 года

Слушания по делу «Бхагвад-гиты» возобновились 19 декабря, вскоре после того, как суд получил результаты экспертизы сотрудников КемГУ.[76][82] На заседании были объявлены результаты экспертизы сотрудников Кемеровского государственного университета.[83] В ходе слушаний, суд также рассмотрел заявление уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина об участи в процессе его лично или его представителя. Суд удовлетворил заявление омбудсмена и, в связи с привлечением нового лица, отложил окончательное рассмотрение дела на 28 декабря.[84][85]

 Судебное заседание 28 декабря. Оглашение вердикта

28 декабря 2011 года состоялось финальное судебное заседание.[11][86] В его преддверии, руководство ИСККОН в России распространило в СМИ заявление, в котором выразило «тревогу по поводу происходящего» и «надежду на объективность суда».[87]

Заседание началось в 10 часов утра.[88] По словам корреспондента газеты «Известия», «территория вокруг суда и коридоры были заполнены кришнаитами, которые пришли защитить свою святыню».[88] Однако, в суд не явился заявленный ранее уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин ни его представитель Нелли Кречетова.[89][90] Позднее Лункин пояснил «Би-би-си», что Кречетова находилась в отпуске, а вместо неё на процессе присутствовали представлявшие омбудсменов юристы.[35]

Представители защиты ходатайствовали о разрешении видеосъёмки заседания.[35] Председательствующая судья Галина Бутенко частично удовлетворила ходатайство, разрешив (как средствам массовой информации, так и представителям стороны защиты) снимать заседание на плёнку «в течение не более чем получаса».[35][91]

В ходе заседания Г. Бутенко зачитала текст экспертизы, подготовленной сотрудниками КемГУ.[92] Представители защиты отметили, что кемеровские эксперты не пришли к общему выводу, что их мнения противоречили друг другу и что они опирались в своём анализе на собственные, а не на общепринятые научные методики, тем самым «выйдя за пределы своей компетенции».[74]

Представитель защиты Александр Шахов попросил суд приобщить к делу рецензию на кемеровскую экспертизу профессора Томского государственного педагогического университета Ольги Орловой, которая «ставила под сомнение научность экспертизы» кемеровских специалистов.[92] Шахов, в частности, указал, что «рецензия ставит под сомнение основное доказательство - заключение комплексной экспертизы. Специалист-лингвист [Томского педуниверситета], имеющая больший опыт экспертной работы, критикует его заключение - лингвистическую часть, и может указать суду, что данное заключение не может являться обоснованным в качестве доказательства».[93] Г. Бутенко изучила документ и объявила, что согласно выводам Ольги Орловой, при проведении экспертизы в Кемерово «были нарушены процедуры проведения экспертизы..., данную экспертизу нельзя назвать комплексной, потому что [она] проводилась специалистами по отдельности».[93] Представитель прокуратуры на это возразила, что в заключении «экспертом дана собственная оценка доказательств», что является прерогативой суда.[93] В результате, Г. Бутенко удовлетворила ходатайство кришнаитов о приобщении рецензии к делу, но отказалась вызвать в суд проводивших экспертизу специалистов.[93]

После этого представители защиты ходатайствовали о приобщении к делу исследования текста «Бхагавад-гиты как она есть», выполненного экспертами из Барнаула.[75] Перед барнаульскими учёными были поставлены те же вопросы, что и перед кемеровскими, но их выводы оказались «абсолютно противоположными».[74] Как отметили представители защиты, в отличие от кемеровской экспертизы, барнаульское исследование проводилось научными методами, описанными в тексте экспертного заключения, которое по объёму было в три раза больше кемеровского исследования.[74]

Представители защиты заявили, что наличие противоречий в выводах экспертов требует повторной экспертизы и ходатайствовали о назначении новой комплексной психолого-лингвистической экспертизы.[74] Представители защиты также указали суду на отсутствие комплексного анализа текста в уже проведённой экспертизе и на отсутствие учёных степеней у кемеровских экспертов.[73] Представители защиты сообщили суду, что готовность провести новую экспертизу «выразили барнаульские, уральские и петербургские учёные» и представили суду список «компетентных специалистов».[73][92] Г. Бутенко, однако, сказала, что не видит оснований не доверять мнению кемеровских экспертов и отклонила ходатайство о проведении новой экспертизы.[94]

После прений сторон Г. Бутенко удалилась для принятия решения.[95] Вердикт она огласила в 6 часов вечера по местному времени.[73][88] Судья сочла доводы заявителя неубедительными и объявила об отказе в удовлетворении заявления прокуратуры о признании «Бхагавад-гиты как она есть» экстремистской.[12] Г. Бутенко не нашла оснований для признания «Бхагавад-гиты как она есть» экстремистской литературой, отметив, что книга представляет собой «одну из интерпретаций священного индуистского писания „Бхагавад-гиты"»[96] и заключив, что

Текст книги «Бхагавад-гита как она есть» не содержит высказываний побудительного характера, призывов к враждебным или насильственным действиям в отношении лиц определённой конфессиональной, национальной, этнической принадлежности, а также высказываний, оправдывающих совершение таких действий.[97]

По свидетельству СМИ, слова судьи «буквально утонули в восторженных аплодисментах последователей Кришны».[88] Кришнаиты заявили СМИ, что «справедливость восторжествовала» и что они принимают вердикт «смиренно и без какого-либо злорадства».[88] Представители томской прокуратуры отказались от комментариев и поспешно покинули зал суда.[88] Осталось неизвестным, будет ли прокуратура обжаловать вердикт.[12]

 Реакция на вердикт Ленинского районого суда

Адвокат кришнаитов Александр Шахов заявил СМИ, что «это решение судьи показывает, что Россия становится действительно демократическим обществом».[98] В интервью «РИА Новости» Шахов отметил, что по его мнению «в решении суда восторжествовали принципы справедливости».[11] Лидер томской общины кришнаитов Энвер Измайлов сказал Reuters, что решение суда свидетельствует о «возможности диалога с властями».[99] В интервью «Газета.Ru» председатель совета российского ИСККОН Радха Дамодар счёл маловероятным, что «суд бы закончился подобным образом, не вмешайся в ситуацию другое государство». Он выразил удовлетворение тем, что «суду хватило разума и компетентности вынести верное решение» и отметил, что «Наверное, просветление у людей в головах действительно наступило, и страшного не случилось. Нужно уже что-то делать, чтобы светские суды не судили религии, наш случай показывает, что это неверно».[12]

Как сообщило радио «Вести ФМ», отказ суда признавать книгу экстремистской приветствовали российские учёные-индологи.[100] Евгения Ванина из Института востоковедения РАН заявила, что воспринимает вердикт как «победу здравого смысла», отметив, что «любой религиозный текст можно прочитать и назвать экстремистским».[100]

По мнению деятеля православного антисектантского движения, председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Александра Дворкина, решение суда предопределило «внешнеполитическое давление, которое смогли мобилизовать кришнаиты».[100] Похожее мнение высказали журналисты «Независимой газеты» Андрей Мельников и Лидия Орлова. В опубликованной 18 января 2012 года статье «Дело за Кришной» они отметили, что «нельзя исключать того, что на решение суда повлияли, кроме аргументов защиты, особые, внесудебные обстоятельства. А именно - мощное давление, которое оказало на Россию дипломатическое ведомство Индии».[2] Федеральный судья в отставке Сергей Пашин, в свою очередь, высказал сомнение, что на решение суда могла повлиять политика.[101] Пашин отметил, что

Прокуратура, по сути, орган исполнительной власти, хотя она не всегда это признает. Поэтому сама по себе подача иска могла быть связана с какими-то политическими предпочтениями. Но суд независим, и его решение не должно быть продиктовано политическими мотивами. Вообще, подобные документы: мнения дипломатов или газетные статьи - к материалам дела не приобщаются. Но, конечно, суд принимает, например, сколько у того или иного произведения или движения последователей, в какой мере эти последователи соблюдают закон. Конечно, суд должен учитывать атмосферу вокруг этой ситуации. В какой-то мере, конечно, мнение дипломатов учитывается, но доказательством не является.[101]

Интернет-издание «Взгляд.ру» отметило, что России удалось погасить «крупный международный скандал с Индией, и помог это сделать один из томских судов».[101] Информационное агентство «Росбалт» сообщило о решении суда в статье, озаглавленной «„Бхагавад-гита" спасена для российской культуры».[102] Агентство, в частности, отметило, что «Политики и общественные деятели в Индии с воодушевлением восприняли решение томского суда, отказавшегося признать экстремистскими перевод и толкование древнего религиозно-философского трактата „Бхагавад-гита"»,[103] а газета The Times of India сообщила, что вердикт томского суда вызвал ликование индуистов по всему миру.[104]

Представитель МИД Индии назвал вердикт суда «благоразумным решением щепетильной проблемы».[96] Министр иностранных дел Индии С. М. Кришна выразил удовлетворение решением суда и «поблагодарил российское правительство за поддержку».[26][104] Решение суда приветствовал посол Индии в России Аджай Малхотра.[105] Он, в частности, сказал: «вердикт уважаемой судьи в Томске, отклонившей иск по делу „Бхагавад-гиты" заслуживает аплодисментов. Очень приятно сознавать, что это дело окончательно разрешено и осталось позади».[106] Директор департамента Евразии МИД Индии Аджай Бисария посчитал, что «на суде победил разум и здравый смысл».[101] Он заявил «Интерфаксу»: «Это прекрасное известие, я узнал о позитивном решении Томского суда от посла Индии в России Аджая Малхотры, который постоянно держал руку на пульсе в ходе всего процесса. Отрадно, что наша с российскими коллегами однозначная позиция и совместные усилия увенчались успехом».[103] Пресс-секретарь Индийского национального конгресса Рашид Алви высказал «величайшее удовлетворение» решением суда, отметив, что судья «приняла во внимание чувства Индии» и что такой вердикт суда «ослабил напряжение» между Индией и Россией.[54] Посол России в Индии Александр Кадакин отметил: «мы с самого начала рассчитывали, что справедливость восторжествует и этот досадный эпизод не омрачит наши проверенные временем дружеские отношения».[101]

Апелляция прокуратуры (2012)

После оглашения вердикта 28 декабря 2011 года представители томской прокуратуры заявили, что примут решение о подаче апелляции после 10 января 2012 года.[107] 29 декабря в пресс-службе прокуратуры пояснили, что прокуратура пока не получила мотивировочную часть решения суда, из-за чего не в состоянии определиться, обжаловать ли решение или нет.[107] 25 января 2012 года пресс-служба Ленинского районного суда сообщила, что 23 января прокуратура подала апелляционное представление на решение суда.[108][109] Одновременно с представлением прокурор подал заявление о восстановлении пропущенного по уважительным причинам процессуального срока на обжалование.[110] 26 января Ленинский районный суд удовлетворил апелляционную жалобу прокуратуры и возбудил апелляционное производство, передав дело в Томский областной суд для повторного рассмотрения.[111][112] Томское общество сознания Кришны сообщило, что не станет обжаловать решение суда о рассмотрении апелляции по делу «Бхагавад-гиты как она есть».[113] Юрист кришнаитов Александр Шахов сказал «Интерфаксу», что «прокуратура имеет право на обжалование судебного решения» и подчеркнул, что кришнаиты будут отстаивать свою позицию в Томском областном суде.[114] 14 февраля 2012 года пресс-служба Томского областного суда сообщила, что 6 марта суд рассмотрит апелляционное представление томского прокурора на отказ суда первой инстанции в признании экстремистской «Бхагавад-гиты как она есть».[115][116][117][118] 22 февраля на сайте суда появилось сообщение о том, что рассмотрение дела переназначено с 6 на 20 марта.[119]

Реакция на апелляцию

Освещающая судебный процесс в томских СМИ журналистка Ольга Иовлева отметила, что так и осталось неизвестным, каковы были «уважительные причины», по которым прокуратура пропустила процессуальный срок на обжалование.[120] По мнению Иовлевой «органы просто ждали „добро" от епархии. Ведь зависимость между действиями силовиков, среди которых оказывается все больше православных фанатиков, и РПЦ уже давно налицо».[120] Иовлева также высказала мнение, что причиной подачи апелляции было наличие в рядах прокурорских работников немалого числа «фанатиков РПЦ, которые не могли смириться с решением суда, не увидевшим экстремизма в древнеиндийском трактате».[120]

1 февраля 2012 года прокурор Томской области Василий Войкин на пресс-конференции в региональном медиацентре агентства «РИА Новости» заявил журналистам, что прокуратура подала апелляционную жалобу на решение суда, чтобы «получить юридически четкое обоснование отклонения иска».[121] Войкин, в частности, сказал, что по мнению прокуратуры решение Ленинского районного суда было «недостаточно юридически мотивировано» и что в решении «больше не юридического подхода, а больше подхода о целесообразности или нецелесообразности», тогда как прокуратуре «хочется более четкой юридической трактовки - почему иск отклонен судом».[121]

16 февраля 2012 года своё мнение высказал первый заместитель генерального прокурора РФ Александр Буксман. В ходе поездки в Томск, Буксман заявил журналистам, что судебный процесс неверно воспринимается обществом.[122][123] Буксман, в частности, сказал: «Здесь важно отделить зерна от плевел, потому что в обществе этот вопрос представляется таким образом, что прокуратура вообще против основ данной религии выступает. Но речь идет не об этом, а как раз о том, что в переводе на русский язык там появились некие моменты, которые либо граничат, либо заходят за грань и близки к экстремистским проявлениям, в связи с чем прокуратура и обратилась в соответствующие органы».[124] Другой замгенпрокурора, Иван Семчишин, вторя своему коллеге заявил, что «фактически прокурор требовал признать экстремистским не сам канонический текст священного писания индусов, а русскоязычную версию комментария к этой книге, ранее изданного на английском языке. По этой причине прокурор вынужден сегодня отстаивать свои требования в апелляционном суде».[124]

Известный блогер, журналист и интернет-бизнесмен Антон Носик отметил, что в правовом государстве может существовать только два основания для оспаривания вступившего в законную силу решения суда: «либо выяснилось, что суд предшествующей инстанции допустил при рассмотрении дела какие-то нарушения законодательства, в связи с чем его решение незаконно. Либо вскрылись какие-то новые обстоятельства, не учтенные при предыдущем рассмотрении, и нужно заново рассмотреть дело с их учетом».[125] Таких оснований не существовало, в связи с чем прокурор Федотов предложил новое основание: «отменить решение суда в связи с тем, что оно не совпало с позицией прокуратуры».[125] Носик отметил, что

По сути дела, всё апелляционное представление прокурора города Томска в областной суд состоит из пересказа всё тех же самых аргументов, которые по результатам полугодичного судебного процесса в Ленинском райсуде уже были отвергнуты. Единственное, что привнес прокурор Федотов в свой новый опус, по сравнению с заявлением, которое он уже вносил 30 июня 2011 года - это ряд грубых грамматических ошибок в написании иностранных имён и русских прилагательных.[125]

Обозреватель «Портала-Credo.Ru» Владимир Яковлев отметил, что «Оговорка г-на Буксмана о том, что прокуратура де не имеет ничего против данного религиозного вероучения, честно говоря, слабо утешает. Видно и невооруженным глазом, что своей попыткой запрета книги прокуратура добивается на самом деле запрета деятельности целой религиозной организации, на эту книгу ориентирующейся».[126]

Томский омбудсмен Нелли Кречетова заявила: «теперь, как я понимаю, отступная пошла. Теперь уже не книга экстремистская, а комментарий, причём в русском переводе».[127] Кречетова также высказала мнение, что после возобновления судебного процесса «Томск в глазах всего мира выглядит не университетским центром, а оплотом религиозного фанатизма».[127]

22 февраля ситуацию прокомментировал руководитель влиятельной индуистской ультраправой организации «Вишва хинду паришад» (ВХП) Правин Тогадия. Он выразил поддержку российским индуистам, заявив в интервью газете The Times of India о твёрдом намерении «сражаться на международном уровне в защиту прав индуистов и их идентичности».[128]

19 марта 2012 года в «Независимой газете» вышла статья политического обозревателя Владимира Скосырева «Священная книга индусов снова под судом».[129] Скосырев отметил, что судебный процесс «уже вызвал бурные протесты в Индии и бросил тень на репутацию РФ как светского демократического государства».[129] Однако, несмотря на это, томский прокурор оспорил решение суда первой инстанции, отказавшегося признать произведение экстремистским.[129] По мнению Скосырева, новое рассмотрение этого вопроса в суде может снова «воспламенить страсти» в дружественной для России Индии и «бросить тень на репутацию России как демократического светского государства».[129] Скосырев пишет, что непонятно по каким причинам, прокурор вновь решил инициировать дело, рассмотрение которого явно наносит ущерб российской внешней политике.[129] Автор статьи напомнил о том, что ныне Москва и Дели официально называют российско-индийские отношения «отношениями привилегированного стратегического партнёрства». Между Россией и Индией вот уже более 60 лет не было политических конфликтов, но вызванный судебным процессом скандал грозил осложнить российско-индийские отношения.[129]

 Рассмотрение апелляционного представления прокуратуры Томским областным судом (20-21 марта 2012 года)

Рассмотрение Томским областным судом апелляционного представления прокурора Томска на отказ суда первой инстанции в признании экстремистской книги «Бхагавад-гита как она есть» продолжалось два дня. Аппеляцию рассматривала судебная коллегия по гражданским делам под председательством заместителя председателя Томского областного суда Ларисы Школяр.[130][К 5] Первое заседание началось 20 марта 2012 года в 14:00 часов и продолжалось около пятнадцати минут.[131][132] Для проведения заседания был выбран самый большой зал Томского областного суда, но и он едва вместил всех желающих присутствовать на процессе.[133] В общей сложности в суд явились около трёх десятков кришнаитов и представителей общественности, среди которых был председатель Ассоциации индийцев в России Санджит Кумар Джха.[134]

Прокуратура ходатайствовала о том, чтобы сделать процесс закрытым для журналистов, но суд с доводами обвинения не согласился и разрешил журналистам присутствовать на процессе и вести видеосъёмку.[133] Интересы прокурора Томска Виктора Федотова[К 6] в суде представляли его помощники Марина Осипова и Елена Селезнёва.[130] В ходе судебного заседания они попросили время на ознакомление с жалобой защиты на апелляционное представление.[135] Суд согласился педоставить прокуратуре время на ознакомление с жалобой и объявил перерыв до утра 21 марта.[136][137] Сотрудник пресс-центра суда Екатерина Карпенко пояснила, что прокуратура ранее не ознакомилась с жалобой защиты потому, что представители защиты своевременно не направили в ведомство копию своих возражений.[138] Адвокат кришнаитов Александр Шахов сказал журналистам, что в жалобе на апелляцию прокуратуры защита выразила «несогласие с доводами ведомства о первом рассмотрении дела в суде первой инстанции».[135]

21 марта 2012 года заседание суда началось в 9:15 утра и продолжалось немногим более часа.[139] В ходе рассмотрения апелляции представитель прокуратуры заявила, что районный суд неверно истолковал законодательство в части определения понятия «экстремизм», посчитав обязательным условием экстремизма призывы к осуществлению экстремистской деятельности, выраженные какими-либо действиями.[139] Но, по словам представителя прокуратуры, в России «запрещена любая пропаганда, возбуждающая какую-либо ненависть».[139] Защита, в свою очередь, поддержала толкование суда первой инстанции.[139] Судья также спросила представителей прокуратуры, обращались ли в правоохранительные органы граждане, воспринявшие книгу как призыв к совершению экстремистских действий.[139] Представители прокуратуры сообщили, что имело место одно обращение от женщины в другом регионе России, которая говорила о том, что в книге присутствует дискриминация по признаку религиозной принадлежности.[139] Однако, доказательств этого обращения в материалах дела представлено не было.[139]

Елена Селезнёва заявила, что все без исключения томские и кемеровские эксперты подтвердили наличие экстремизма в «Бхагавад-гите как она есть» и что не нужно быть религиоведом, психологом или лингвистом, чтобы увидеть в книге экстремизм.[130][140] Селезнёва зачитала из книги «экстремистское» высказывание, в котором утверждалось, что сражаться за правое дело - долг каждого воина.[К 7][140] Марина Осипова, в свою очередь, настаивала на том, что на самом деле прокуратура просит признать экстремистской не всю «Бхагавад-гиту как она есть», а только комментарии к ней.[130]

После непродолжительных прений суд удалился в совещательную комнату и через три-четыре минуты огласил решение, в котором отклонил апелляционное представление прокурора Томска на отказ суда первой инстанции в признании экстремистской «Бхагавад-гиты как она есть».[141][142][143] Таким образом, областной суд подтвердил решение Ленинского районного суда, который отказался признать книгу экстремистской в декабре 2011 года.[144] Теперь, если прокуратура решит продолжить разбирательство, прокурору Томской области придётся подавать апелляцию в президиум областного суда.[145][146] ".

© 2011 Международная славянская правовая академия Правь
Создание, разработка сайта - студия Мегагрупп.ру.