Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Новости

Яндекс.Погода

Главная  / Познавательные публикации и материалы / Попов А.Н., Селиванов В.И. О гарантиях права человека на квалифицированную юридическую помощь в России

Попов А.Н., Селиванов В.И. О гарантиях права человека на квалифицированную юридическую помощь в России

d0bfd180d0b0d0b2d0b4d0b0.jpg Статья 49 УПК  РФ (Защитник) гласит: 

«1. Защитник - лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

2. В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката».

  Данная статья фактически установила  монополию адвокатов  на осуществление  квалифицированной юридической помощи в уголовном процессе. Чаще всего  данный запрет  другим субъектам оказывать юридическую помощь  в качестве защитника объясняется в теории тем, что только адвокаты в России могут оказывать квалифицированную юридическую помощь. Такое утверждение основывается на положениях  статьи 9 (Приобретение статуса адвоката) ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» № 63-ФЗ:

«Статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности. Указанное лицо также должно иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании в сроки, установленные настоящим Федеральным законом.

У лиц, высшее юридическое образование которых является впервые полученным высшим профессиональным образованием, стаж работы по юридической специальности исчисляется не ранее чем с момента окончания соответствующего образовательного учреждения».

         Нетрудно заметить, что гарантиями высокой квалификации адвоката являются:

  • 1) высшее юридическое образование, либо ученая степень по юридической специальности;
  • 2) стаж работы по юридической специальности не менее двух лет;
  • 3) успешная сдача квалификационного экзамена.

          Сразу можно заметить, что данные гарантии сами по себе не  обеспечивают высочайшую в России квалификацию для эффективной защиты в уголовном процессе, по следующим основаниям:

  • 1) высшее юридическое образование, подтверждаемое документом об образовании, человек может получить «формально», без глубинного изучения дисциплин уголовно-правового цикла (а в ряде случаев - незаконно - и вовсе только диплом об образовании, без всякого образования);
  • 2) наличие только ученой степени по юридической специальности не гарантирует наличия высшего юридического образования и не подменяет его. По российскому законодательству такую ученую степень могут получить лица, не имеющие базового высшего юридического образования, а всего - успешно защитившие диссертацию (причем, не только по специальности 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; оперативно-розыскная деятельность);
  • 3) стаж работы не менее двух лет по законодательству может не содержать требования оказывать услуги или работать в сфере уголовной юстиции, поэтому такой стаж еще не гарантирует наличия практических знаний, умений и навыков, необходимых для защиты по уголовному делу. То есть, претендент в адвокаты вполне мог работать только юрисконсультом в коммерческой организации, никого не защищая в уголовном процессе. Трудно проверить органам адвокатуры и факт действительной работы претендента по юридической специальности (трудовые книжки «по знакомству» могут заполняться подложно, тогда как фактически претендент никогда не работал юристом и пр.);
  • 4) успешная сдача квалификационного экзамена может зависеть от обстоятельств, не связанных с высокой квалификацией претендента (настроение комиссии, случайный характер вопросов, которые претендент знает (остальные не знает, либо плохо), дача взятки должностным лицам, которые «обеспечивают» успешную сдачу экзамена, «зубрешка» и пр.).

При этом очевидно, что  у ряда других юристов в России с высшим юридическим  образованием, квалификация бесспорно выше, даже если они не являются  адвокатами. Так, например, у бывших судей, следователей, юристов  различных организаций, имеющих опыт участия, защиты в уголовном процессе, юристов-ученых или юристов-преподавателей.

         Аргументы о не самой высокой  квалификации адвокатов в России являются  важными, но не менее  важными  являются Права человека  и положения Конституции России, а также международных правовых документов, которым явно  противоречит  положение ст.49 УПК РФ - «В качестве защитников допускаются адвокаты».

 

 

Так, статья 48 Конституции РФ гласит:

 

«1. Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

2. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».

Статья 45 Конституции РФ устанавливает: 

«1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

 

Данные положения не ограничивают  право пользоваться  юридической помощью  любого юридически квалифицированного лица (защитника), как это делает УПК РФ.

              Положение ст.49 УПК РФ - «В качестве защитников допускаются адвокаты» - противоречит целому ряду международно-правовых документов, в т.ч. ратифицированных Россией, и нормы которых являются в соответствии с ч.4 ст.15 Конституции РФ составной частью ее правовой системы:

     1) Конвенция   о  защите   прав   человека  и  основных   свобод,  предусматривает  право  каждого  обвиняемого защищать себя лично или использовать  правовую  помощь  защитника, выбранного   им   на   собственное   усмотрение   (статья   6);      2)  В Международном пакте о гражданских  и  политических  правах  от  16 декабря 1966 года ,   отмечено,   что  государство  должно  гарантироватькаждому,  чьи  права  и  свободы  нарушены,  эффективное  средство правовой защиты, и такое право должно устанавливаться судебным или любым  другим  компетентным  органом,   предусмотренным   правовойсистемой  государства (статья 2),  и возможность свободного выбора обвиняемым защитника (пункт  3  статьи  14);       3)   "Основные  принципы, которые касаются роли юристов", принятые восьмым Конгрессом ООН по вопросам    предупреждения    преступности    и    обращения     с правонарушителями   27   августа   -   7   сентября   1990   года, предусматривают,  что каждый  человек  имеет  право  обратиться  к любому  юристу  за  помощью  для защиты и отстаивания своих прав и защиты их на всех стадиях уголовного судопроизводства (принцип 1); ни один суд или административный орган, в котором признается право на адвоката,  не отказывается признавать права юриста отстаивать в суде  интересы своего клиента,  за исключением тех случаев,  когда юристу было  отказано  в  праве  выполнять  свои  профессиональные обязанности   согласно  национальному  праву  и  практике  и  этим принципам (принцип 19).     Таким образом,   приведенные    международно-правовые    акты предусматривают  право каждого обвиняемого защищать себя лично или через свободно выбранного им на собственное  усмотрение  защитника среди  юристов,  которые  могут  предоставить эффективную правовую защиту.  Эти положения  международно-правовых  актов  относительно права  физического  лица  на  защиту от обвинения воспроизведены в положениях   Конституции   России.

         Весьма интересной представляется судебная и законодательная позиция родственного  по этническому составу для России государства - Украины.

                Как указано в ч.1 ст.44 Уголовно-процессуального кодекса Украины, защитником является лицо, которое в порядке, установленном законом, уполномочено осуществлять защиту прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого, осужденного, оправданного и предоставления им необходимой юридической помощи при производстве по уголовному делу. При этом в качестве защитников к участию в деле допускаются лица, которые имеют свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью в Украине, а также другие специалисты в области права, которые по закону имеют право на предоставление правовой помощи лично ли по доверенности юридического лица.

               Напомним, что раньше по уголовно-процессуальному законодательству в качестве защитников могли быть допущены лишь лица, которые имели свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью. Ссылаясь на ч.1 ст.59 Конституции Украины, которой предусмотрено, что каждый свободен в выборе защитника своих прав, а также на Основные принципы о роли юристов (принятые Конгрессом ООН 07.09.1990 г.), где предусмотрено, что каждый человек имеет право обратиться к любому юристу за помощью для защиты и отстаивания своих прав, и защиты их на всех стадиях уголовного судопроизводства, Конституционный Суд Украины исключил с УПК упомянутое положение, разъяснив, что защитником в уголовном процессе может быть любой специалист в области права, если по закону он имеет право (в частности, отсутствуют обстоятельства для его отвода) на предоставление правовой помощи (Решение Конституционного Суда Украины от 16.11.2000 г. № 13-pn/2000). Кроме того, с момента окончания досудебного следствия как защитники могут быть допущены и близкие родственники обвиняемого, его опекуны или попечители.

         Учитывая большое  значение  Решения Конституционного Суда Украины от 16.11.2000 г. № 13-pn/2000 для украинской и российской правовой реальности, приведем изъятие из него:

«Заслушав судью-докладчика Вознюка  В.Д.  и  изучив  материалы дела, Конституционный Суд Украины

                         у с т а н о в и л:      1. Гражданин  Солдатов  Г.И.  обратился в Конституционный СудУкраины  с  ходатайством  дать  официальное  толкование  положенийстатей 55,  59 Конституции Украины,  статьи 44  и главы 22  Уголовно-процессуального  кодекса  Украины,  статей 268,  271  Кодекса  Украины  об  административных правонарушениях. Необходимость в официальном толковании приведенных  правовых  норм он  обосновывает тем,  что во время предварительного расследования уголовного дела  следователь,  прокурор  и  суд  общей  юрисдикции отказали  ему в удовлетворении ходатайства о допуске как защитника работника  частной  юридической  фирмы,  с  которой  он   заключил соглашение-поручение   на   представительство   его  интересов  по уголовному делу.  Указанные должностные лица и  суд  ссылались  на отсутствие  у  работника  этой  юридической  фирмы свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью.     Такой отказ, как утверждает гражданин Солдатов Г.И., привел к нарушению  его конституционного права на свободный выбор защитникасвоих прав.     2. Приложенные   к   конституционному   обращению   документы свидетельствуют,  что  относительно  Солдатова Г.И.  было заведено уголовное дело,  в котором его признали подозреваемым в совершении преступления.  В  связи  с  этим  он  заявил ходатайство о допуске защитником его прав работника частной юридической  фирмы,  которая имеет  право  на  осуществление  представительства  граждан  по их поручению в уголовных делах.  Следователем налоговой милиции  было отказано в удовлетворении ходатайства по тем мотивам, что работник этой фирмы не имеет свидетельства о праве на  занятие  адвокатской деятельностью.     Действия следователя  Солдатов  Г.И.  обжаловал  прокурору г. Мариуполя Донецкой области.  Жалоба была отклонена со  ссылкой  на то,  что  следователем принято решение согласно требованиям статьи 44  Уголовно-процессуального  кодекса   Украины.   Солдатов   Г.И. обратился  в  Октябрьский  районный  суд г.  Мариуполя с жалобой на действия следователя и прокурора по  отклонению  его  ходатайства. Суд  признал  действия  указанных должностных лиц неправомерными и обязал следователя допустить работника частной  юридической  фирмы защитником Солдатова Г.И. в уголовном деле.     Судебная коллегия  Донецкого областного суда по кассационному представлению прокурора г.  Мариуполя отменила  решение  районного суда  и  прекратила  производство  по  делу,  мотивируя  тем,  что согласно части второй статьи 59 Конституции Украины для  обеспечения  права на защиту от обвинения в Украине действует адвокатура,  а  согласно  положению   части   первой   статьи   44 Уголовно-процессуального  кодекса  Украины  защитником подозреваемого,  обвиняемого  и  подсудимого   допускаются   лица, которые   имеют  свидетельство  о  праве  на  занятие  адвокатской деятельностью.     Согласно разъяснениям,  которые   содержатся   в   пункте   4 остановления   Пленума  Верховного  Суда  Украины  "О  применении законодательства,     которое     обеспечивает     подозреваемому, обвиняемому, подсудимому право на защиту" от 7 июля 1995 года N 10   (с  последующими  изменениями),   как  защитники подозреваемых,  обвиняемых  и  подсудимых допускаются только лица, которые  имеют  свидетельство  о  праве  на  занятие   адвокатской деятельностью,  которая  выдается им согласно требованиям статьи 2 Закона Украины "Об адвокатуре". Не могут допускаться к участию в деле как защитники лица,  которые имеют другие документы (лицензии)   на    осуществление    юридической    практики    или предпринимательской деятельности и тому подобное.     Таким образом,   материалы  дела  свидетельствуют  о  наличии неоднозначного применения положений статьи 59 Конституции  Украины о  гарантии  подозреваемому,  обвиняемому  и  подсудимому права на свободный выбор защитника.     3. Относительно ходатайства гражданина  Солдатова  Г.И.  дать официальное  толкование  положений  статьи 55  Конституции Украины  и  главы  22   Уголовно-процессуального   кодекса Украины      Конституционный   Суд    Украины   своим постановлением отказал в открытии  конституционного  производства, поскольку  официальное  толкование положений статьи 55 Конституции Украины  дано  решениями Суда  от  25  ноября  1997  года  N  6-зп  и от 25 декабря 1997 года N 9-зп .Что    же    касается    официального    толкования    главы    22 Уголовно-процессуального  кодекса  Украины,  то  в конституционном обращении не соблюдены требования  статьи  42  Закона  Украины  "О Конституционном  Суде  Украины"  ,  т.е.  не указано, какие именно положения этой главы требуют официального толкования.     4. Согласно положениям  части  второй  статьи  3  Конституции Украины   права  и  свободы  человека  и  их  гарантии  определяют содержание и направленность деятельности государства.  Утверждение и  обеспечение  прав  и  свобод  человека  является главным долгом государства.  Конституция  Украины  гарантирует  права  и  свободы человека  и гражданина (часть вторая статьи 22),  которые не могут быть ограничены  по  признакам  расы,  цвета  кожи,  политических, религиозных  и других убеждений,  пола,  этнического и социального происхождения,  имущественного  состояния,  места  проживания,  по языковым  и  другим  признакам  (часть вторая статьи 24).  Права и свободы являются основным элементом правового статуса  человека  и гражданина.  Получив  закрепление  в Конституции Украины,  права и свободы  определяют   меру   возможного   поведения   человека   и гражданина,  отображают  определенные границы этих правы и свобод, возможность  пользоваться   благами   для   удовлетворения   своих интересов.     С целью  обеспечения  реализации  закрепленных  прав и свобод человека   и   гражданина   Конституция   Украины    устанавливает соответствующие  правовые  гарантии.  В частности,  в части первой статьи 59 Конституции Украина закреплено право каждого на правовую помощь.   Право   на   правовую   помощь   -  это  гарантированная Конституцией  Украины  возможность   физического   лица   получить юридические (правовые) услуги.     Государство в   лице   соответствующих   органов   определяет определенный круг субъектов предоставления правовой  помощи  и  их полномочия.  Анализ действующего законодательства Украины по этому вопросу  дает  основания  определить,  в  частности,  такие   виды субъектов предоставления правовой помощи:     - государственные   органы  Украины,  в  компетенцию  которых входит  предоставление  правовой  помощи   (Министерство   юстиции Украины,   Министерство   труда  и  социальной  политики  Украины, нотариат и тому подобное);     - адвокатура   Украины    как    специально    уполномоченный негосударственный  профессиональный правозащитный институт,  одной из  функций  которого  является  защита  лица   от   обвинения   и предоставление правовой помощи при разрешении дел в судах и других государственных  органах  (часть  вторая  статьи  59   Конституции Украины);     - субъекты    предпринимательской    деятельности,    которые предоставляют правовую помощь  клиентам  в  порядке,  определенном законодательством Украины;     - объединения граждан для осуществления и защиты своих прав и свобод (часть первая статьи 36 Конституции Украины).     5. Положение  части  первой  статьи  59  Конституции  Украины  гарантирует   каждому   право  на свободный выбор защитника своих прав. Определение понятия "защитник" в действующем законодательстве  Украины  отсутствует.  В Конституции Украины это понятие применяется также в части четвертой статьи  29,  положения которой   гарантируют   каждому   арестованному  или  задержанному возможность пользоваться правовой помощью защитника.     Согласно части  первой  статьи  44   Уголовно-процессуального кодекса   Украины    как   защитники  подозреваемых, обвиняемых  и   подсудимых   допускаются   лица,   которые   имеют свидетельство  о  праве  на  занятие адвокатской деятельностью.  С согласия подсудимого допускаются близкие родственники, опекуны или попечители.  Эта процессуальная норма определяет, что в досудебном производстве уголовного  дела  как  защитники  допускаются  только адвокаты,  а  при  судебном рассмотрении такого дела как защитники допускаются  адвокаты  и  с   согласия   подсудимого   -   близкие родственники, опекуны или попечители.     Другое действующее процессуальное законодательство Украины не содержит    термина    "защитник",     а     применяет     понятие "представительство в суде".  Представителями сторон и третьих лиц, кроме представителей согласно закону,  могут быть также  адвокаты.Эти  положения  закреплены  в статьях 110,  111,  112 Гражданского процессуального   кодекса  Украины,  в   статье   28 Арбитражного   процессуального   кодекса   Украины .Процессуальные  положения  Кодекса  Украины  об   административных правонарушениях     предусматривают   право физического  лица,   которое   привлекается   к   административной ответственности,  при  рассмотрении  дела пользоваться юридической помощью адвоката (статья 268).     Научно-теоретическая и справочно-энциклопедическая литература не содержит однозначного определения термина "защитник". По одному толкованию этот термин отождествляется с  термином  "адвокат",  по другому   -   термину  "защитник"  предоставляется  более  широкое значение.     Закрепив право любого физического лица  на  правовую  помощь, конституционное  предписание  "каждый  является свободным в выборе защитника своих прав" (часть первая статьи 59 Конституции Украины) по   своему   содержанию  является  общим  и  касается  не  только подозреваемого,  обвиняемого  или   подсудимого,   но   и   других физических  лиц,  которым  гарантируется  право  свободного выбора защитника с целью защиты своих прав и законных интересов,  которые возникают по гражданским,  трудовым,  семейным, административным и другим правоотношениям, а не только по уголовным. Право на защиту, в   частности,   может   быть   реализовано   физическим  лицом  в гражданском,    арбитражном,    административном    и    уголовном судопроизводстве.     Об общности  положений  части  первой  статьи  59 Конституции Украины   свидетельствует  положение  части  второй статьи  63 Конституции Украины,  которое отдельно закрепляет право подозреваемого,  обвиняемого или подсудимого  на  защиту.  Что  же касается права подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на защиту от  обвинения  в  аспекте  конституционного  обращения  гражданина Солдатова Г.И., то Конституционный Суд Украины исходит из такого.     Конвенция   о  защите   прав   человека  и  основных   свобод, ратифицированная Верховной Радой Украины 17 июля 1997 года ,  предусматривает  право  каждого  обвиняемого защищать себя лично или использовать  правовую  помощь  защитника, выбранного   им   на   собственное   усмотрение   (статья   6).  В Международном пакте о гражданских  и  политических  правах  от  16 декабря 1966 года ,  ратифицированном Указом Президиума Верховной Рады Украинской ССР от 19 октября 1973 года N 2148  VIII,   отмечено,   что  государство  должно  гарантировать каждому,  чьи  права  и  свободы  нарушены,  эффективное  средство правовой защиты, и такое право должно устанавливаться судебным или любым  другим  компетентным  органом,   предусмотренным   правовойсистемой  государства (статья 2),  и возможность свободного выбора обвиняемым защитника (пункт  3  статьи  14).  "Основные  принципы, которые касаются роли юристов", принятые восьмым Конгрессом ООН повопросам    предупреждения    преступности    и    обращения     с правонарушителями   27   августа   -   7   сентября   1990   года, предусматривают,  что каждый  человек  имеет  право  обратиться  к любому  юристу  за  помощью  для защиты и отстаивания своих прав и защиты их на всех стадиях уголовного судопроизводства (принцип 1); ни один суд или административный орган, в котором признается право на адвоката,  не отказывается признавать права юриста отстаивать в суде  интересы своего клиента,  за исключением тех случаев,  когда юристу было  отказано  в  праве  выполнять  свои  профессиональные обязанности   согласно  национальному  праву  и  практике  и  этим принципам (принцип 19).     Таким образом,   приведенные    международно-правовые    акты предусматривают  право каждого обвиняемого защищать себя лично или через свободно выбранного им на собственное  усмотрение  защитника среди  юристов,  которые  могут  предоставить эффективную правовую защиту.  Эти положения  международно-правовых  актов  относительно права  физического  лица  на  защиту от обвинения воспроизведены в положениях   части   первой   статьи   59    Конституции   Украины ,  которые закрепляют право каждого физического лица на правовую помощь и право свободного  выбора  защитника  с  целью защиты от обвинения.     Положение части  второй  статьи 59 Конституции Украины о том, что для  обеспечения  права  на  защиту  от  обвинения  в  Украине действует    адвокатура,    не   может   толковаться   как   право подозреваемого,  обвиняемого  и  подсудимого  выбирать  защитником только адвоката, т.е. лицо, которое имеет свидетельство о праве на занятие адвокатской  деятельностью  согласно  Закону  Украины  "Об адвокатуре"    от 19 декабря 1992 года (статья 2).  Это положение нужно понимать как  одну  из  конституционных  гарантий, которая  предоставляет  подозреваемому,  обвиняемому и подсудимому возможность реализовать свое право свободно выбирать защитником  в уголовном  судопроизводстве  адвоката,  т.е.  лицо,  которое имеет право  на  занятие  адвокатской  деятельностью.   Таким   способом государство   берет   на   себя  обязанность  обеспечить  реальнуювозможность  предоставления  лицам  квалифицированной  защиты   от обвинения,  если этого требуют интересы правосудия.  Допуск частнопрактикующего юриста,  который занимается предоставлением правовой помощи  лично  или по поручению юридического лица,  как защитника никак  не   нарушает   право   подозреваемого,   обвиняемого   илиподсудимого на защиту.     Следовательно, положение  части  первой статьи 59 Конституции Украины о том,  что каждый является свободным в  выборе  защитника своих   прав,  в  аспекте  конституционного  обращения  гражданина Солдатова  Г.И.   нужно   понимать   как   конституционное   право подозреваемого, обвиняемого и подсудимого при защите от обвинения, а   также   лица,   которое   привлекается   к    административной ответственности,   с   целью  получения  правовой  помощи  выбрать защитником  своих  прав  лицо,  которое  является  специалистом  в области  права  и  согласно  закону  имеет право на предоставление правовой помощи лично или по поручению юридического лица.     6. Часть первая статьи  44  Уголовно-процессуального  кодекса Украины ,  в  частности,  определяет:  "Как  защитники подозреваемых,  обвиняемых и подсудимых допускаются лица,  которые имеют свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью". Положение   части   первой   статьи   268   Кодекса   Украины   об административных  правонарушениях    предусматривает право    лица,    которое    привлекается    к    административной ответственности,  при  рассмотрении  дела пользоваться юридической помощью адвоката.  Своим содержанием положения этих правовых  норм предусматривают   возможность   допуска   только   адвокатов   как защитников подозреваемого,  обвиняемого и  подсудимого  или  лица, которое  привлекается  к  административной  ответственности,  т.е.другие специалисты в области права защитниками не допускаются.      Ограничение права подозреваемого, обвиняемого и подсудимого и лица,  которое привлекается к административной ответственности, на свободный выбор защитниками других юристов, которые имеют право на предоставление правовой помощи лично или по поручению юридического лица,  противоречит положениям части первой статьи 59 и статьи  64 Конституции  Украины,  согласно  которым  конституционные  права и свободы человека и гражданина  не  могут  быть  ограничены,  кроме случаев,  предусмотренных  Конституцией Украины.  В частности,  не могут быть ограничены любым способом права и  свободы  человека  и гражданина,   предусмотренные  статьями  55,  59,  63  Конституции Украины     Согласно положениям  части  третьей  статьи  42   Конституции Украины    государство    обеспечивает    защиту   конкуренции   в предпринимательской деятельности. Закрепление только за адвокатами права   на  осуществление  защиты  подозреваемого,  обвиняемого  и подсудимого  от  обвинения  и  предоставление  юридической  помощи лицам, которые привлекается к административной ответственности, не содействует  конкуренции   по   предоставлению   квалифицированной правовой   помощи   в   этих   сферах   и  повышению  квалификации специалистов в области права.     Таким образом,   положение    части    первой    статьи    44 Уголовно-процессуального  кодекса  Украины,  согласно которому ограничивается право на  свободный  выбор  подозреваемым, обвиняемым  и  подсудимым как защитника,  кроме адвоката,  другого специалиста в области права,  который согласно закону имеет  право на   предоставление   правовой   помощи  лично  или  по  поручению юридического лица,  и части первой статьи 268 Кодекса  Украины  об административных правонарушениях, согласно которому ограничивается право  на  свободный   выбор   лицом,   которое   привлекается   к административной ответственности,  как защитнику,  кроме адвоката, другого специалиста в области права, который согласно закону имеет право  на  предоставление  правовой  помощи лично или по поручению юридического лица,  не отвечают положениям части первой статьи  59 Конституции Украины.     Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 147, 150, 152 Конституции Украины, статьями 50, 61, 63, 65, 95 Закона Украины "О Конституционном  Суде Украины",  Конституционный Суд Украины                             р е ш и л:     1. Положение  части  первой  статьи  59  Конституции  Украины   о том,  что "каждый  является  свободным  в выборе защитника  своих  прав",  в  аспекте  конституционного   обращения гражданина Солдатова Г.И. нужно понимать как конституционное право подозреваемого,  обвиняемого и подсудимого при защите от обвинения и лица, которое привлекается к административной ответственности, с целью получения правовой помощи  выбирать  защитником  своих  прав лицо,  которое  является  специалистом  в области права и согласно закону имеет право на предоставление правовой помощи лично или  по поручению юридического лица.     2. Положение  части  второй  статьи  59 Конституции Украины о том,  что "для обеспечения  права  на  защиту  от  обвинения...  в Украине   действует   адвокатура",  нужно  понимать  как  одну  из конституционных гарантий,  которая  предоставляет  подозреваемому, обвиняемому  и  подсудимому  возможность  реализовать  свое  правосвободно выбирать защитником в уголовном судопроизводстве адвоката - лицо, которое имеет право на занятие адвокатской деятельностью.     3. Признать  такими,  которые не отвечают Конституции Украины (являются неконституционными):     - положение части первой статьи  44  Уголовно-процессуального кодекса  Украины ,  согласно  которому  ограничивается право на свободный выбор подозреваемым,  обвиняемым  и  подсудимым как  защитника своих прав,  кроме адвоката,  другого специалиста в области права,  который по закону имеет  право  на  предоставление правовой помощи лично или по поручению юридического лица;     - положение  части  первой  статьи  268  Кодекса  Украины  об административных правонарушениях ,  согласно  которому ограничивается   право   на   свободный   выбор   лицом,   которое привлекается к  административной  ответственности,  как  защитника своих прав,  кроме адвоката,  другого специалиста в области права, который по закону имеет право на  предоставление  правовой  помощи лично или по поручению юридического лица.     4. Положение  части первой статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса Украины и части  первой  статьи  268  Кодекса  Украины  об административных  правонарушениях,  признанные неконституционными,утрачивают силу с дня принятия Конституционным Судом Украины этогоРешения»».            Учитывая аналогичные положения конституций России и Украины, а также УПК этих государств, заинтересованным лицам можно смело использовать мотивировочную часть этого судьбоносного решения суда для  целей  защиты Прав человека в России. Законодателю же в России следует незамедлительно изменить положение ч.2 ст.49 УПК РФ и изложить ее в такой редакции: «В качестве защитников допускаются лица, имеющие высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию российском образовательном учреждении высшего профессионального образования, а также иные лица, наряду с ними».

         Иначе, ст. 49 УПК РФ в большей степени гарантирует не квалифицированную  юридическую  помощь в уголовном процессе России, а стабильный поток  клиентов для нашей  доблестной адвокатуры, помощь которой  носит ярко выраженный  высокооплачиваемый  характер (поскольку российское государство ценообразование этих услуг не регулирует, не заботится о своих малообеспеченных гражданах) и недоступна большинству населения России, которое находится у черты бедности.

Так, по последним данным Росстата в России  ( см. также на http://savelev.ru/article/show/?id=583&t=1 ) :

  • с доходом ниже 3422 руб. в месяц (т. е. в крайней нищете) живут 13,4% населения;
  • с доходом от 3422 до 7400 руб. в месяц (в нищете) живут 27,8% населения;
  • с доходом от 7400 до 17 000 руб. в месяц (в бедности) живут 38,8% населения;
  • 10,9% населения с доходом от 17 000 до 25 000 руб. в месяц можно назвать «богатыми среди бедных»;
  • на уровне среднего достатка - с доходом от 25 000 до 50 000 руб. в месяц - живут 7,3% населения;
  • к числу состоятельных относятся граждане с доходом от 50 000 до 75 000 руб. в месяц. Их число составляет 1,1% населения России;
  • т. н. «богатые» составляют 0,7% населения. Их доходы оцениваются свыше 75000 рублей в месяц.

Суммарно первые три группы граждан («бедные») составляют почти 80% населения, что составляет почти 113 млн человек. По уровню материально-имущественной дифференциации наша страна опережает даже не самых благополучных соседей по СНГ.

Счетная палата РФ  провела сравнительное исследование по этому показателю на базе информации, предоставленной все теми же Росстатом и Статкомитетом СНГ. Как оказалось, по разнице доходов бедных и богатых Россия почти вдвое опередила страны СНГ. Так, если 10% населения РФ имеет уровень доходов, который почти в 17 раз меньше их состоятельных сограждан (за последние 10 лет этот показатель вырос с 13-14 до 17), то в Казахстане речь идет о разрыве всего в 5,3 раза, на Украине - примерно в 9 раз, а в Белоруссии - лишь в 5 раз. С учетом аномальной коррумпированности «богатых» можно считать, что имущественное расслоение в России беспрецедентно и в несколько раз превышает официально зафиксированное.

Услуги адвокатов для такого нищего населения, как в России, оцениваются самими адвокатами весьма крупными и недоступными населению суммами. Так, в Интернете мы можем найти такие ценники (см. напр., на сайте  http://advokatus.moy.su ):

- по гражданским делам:

НАИМЕНОВАНИЕ УСЛУГ

ЦЕНЫ

Юридическая консультация

от 1 000р.

Составление претензий, исковых заявлений, жалоб

от 3 000р.

Составление договоров, в т.ч. брачных

от 5 000р.

Полное сопровождение сделки с недвижимостью

от 25 000р.

Расторжение брака в суде без Вашего участия

от 10 000р.

Ведение гражданских, семейных, жилищных и др. дел в судах общей юрисдикции

от 30 000р.                         

Обжалование (апелляционное, кассационное, в порядке надзора) решений судов по гражданским делам

от 30 000р.  

Представление интересов при исполнении решений судов

от 15 000р

 

- по уголовным делам:

НАИМЕНОВАНИЕ УСЛУГ

  ЦЕНЫ

Юридическая консультация

от 3 000р.

Составление жалоб,  ходатайств, запросов и других письменных документов

от 5 000р.

Защита прав подозреваемого (обвиняемого) по уголовным делам на предварительном следствии (дознании)

от 50000р.

Защита прав подсудимого в суде первой инстанции

от 60 000р.

Защита прав осужденного в суде кассационной (апелляционной) инстанции

от 30 000р.

Представление интересов потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, свидетеля на предварительном следствии (дознании) или при рассмотрении уголовного дела в суде первой, кассационной (апелляционной) инстанции

от 30 000р.              

Обжалование приговоров и определений судов по уголовным делам в порядке надзора, участие в качестве защитника или представителя при рассмотрении уголовного дела судом надзорной инстанции

 от 30000р.

Защита прав осужденного при исполнении приговора (условно-досрочное освобождение, замена неотбытой части наказания более мягким, снятие судимости, обжалование действий и решений администрации колонии, освобождение от отбывания наказания, помилование), представление интересов иных участников процесса при исполнении приговора

от 30 000р.                                           

 

 

Фактически, государство  закрепило «принцип  платной юридической помощи по уголовным делам, оказываемой обязательно адвокатами». 

Вполне понятно, что если  человек не в состоянии платить такие большие деньги за  защиту, то  у адвокатов мотивация к защите и общая активность  в уголовном деле будут  незначительными, что  негативно отражается на качестве  юридической помощи. По гражданским и другим делам адвокаты и вовсе будут отказывать клиентам в оказании помощи по причине неплатёжеспособности. В  этом случае  россиянам нужно обеспечить  квалифицированную помощь от других лиц, которые  по желанию клиента  будут  оказывать помощь на более приемлемых возмездных началах, а также и бесплатно и в ряде случаев - более квалифицированно, чем адвокаты.

Российское государство обязано взять на себя полное или частичное возмещение расходов  гражданам на услуги адвокатов  в случаях, если  у граждан  доходы менее реального (а не установленного государством фиктивного)  прожиточного минимума (в среднем реальный - 15 000 - 25 000 руб. в месяц - в зависимости от региона России) , иначе  квалифицированная  юридическая помощь адвокатов для большинства граждан России будет недоступной, как и в настоящее время.

Вместо обеспечения доступности квалифицированной юридической помощи, российское государство и адвокатское сообщество больше думают о том, чтобы всех юристов России (адвокатов и неадвокатов) поставить под более жёсткий, тотальный контроль, запретить неадвокатам  оказывать юридические услуги, сделать их ещё более зависимыми от Министерства юстиции РФ, Федеральной палаты адвокатов РФ.

  Так,  16 февраля 2011 года президент Федеральной палаты адвокатов
Евгений СЕМЕНЯКО в пресс-клубе газеты «Аргументы недели» (АН) изрекал такие суждения (см.: 
http://www.fparf.ru/news/smi/81.htm ):

«Дело в том, что РФ оказалась, как это уже неоднократно случалось, в уникальной ситуации. Уникальность ее заключается в том, что в этой области у нас действуют две корпорации юристов. Одна корпорация официальная - адвокатура, адвокатское сообщество, ФПА РФ, другая - совершенно неформальная и не объединенная на какой-либо основе: так называемые юридические консультанты или вольно практикующие юристы».

         Как видно, «уникальность» ситуации в том, что существуют два юридических  объединения: одно  - это адвокатура, а вторая (неправильная) - это «вольные юристы», имеющие такое же образование, что и адвокаты.  Семеняко Е.В. противоречит сам себе, говоря о том, что существует «необъединённая, неформальная корпорация». Дело в том, что корпорация (от лат. Corporatio) - это и есть объединение. Такие утверждения Семеняко Е.В. подобны следующим: «немокрая вода», «немасляное масло», «невороватый вор» и пр..  Но это только первые его шаги в обоснование монополизации услуг его адвокатурой.

             Далее, он говорит: «Для того чтобы иметь возможность оказывать юридическую помощь в статусе адвоката, надо этот статус приобрести. И само приобретение этого статуса предполагает, что юрист принимает на себя обязательства соблюдать определенные этические и профессиональные стандарты. В случае отступления от этих стандартов юрист-адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Причем в максимальном варианте ответственность может быть сопряжена с лишением статуса. Кроме того, каждый член корпорации обязан повышать свой профессиональный уровень. В отношении адвокатуры Министерство юстиции осуществляет т.н. надзорные и контрольные полномочия. В отношении другой части юристов, которые, по сути, занимаются той же деятельностью, что и адвокаты, все перечисленные требования и обременения не действуют».

         Семеняко Е.В. явно игнорирует тот факт, что любые юридические услуги в России, которые оказывают неадвокаты, регламентируются  этическими и профессиональными стандартами, которые предусмотрены законодательством РФ, в том числе - Гражданским кодексом России.

В случае отступления от этих стандартов юрист-неадвокат может быть привлечен  не только к дисциплинарной ответственности (как работник), но и к уголовной, гражданской, административной и др. видам ответственности, а не только  лишением  статуса. Кроме того, каждый член корпорации  юристов-неадвокатов в своей практической деятельности повышает свой профессиональный уровень.

                  Далее, Семеняко Е.В. сказал: «Такая ситуация сложилась только в нашей и еще в нескольких странах, образовавшихся после распада СССР. Для таких государств, как, например, Германия, Франция, Англия и многих других совершенно нормальна ситуация, когда все юристы, занимающиеся оказанием юридической помощи как отдельным гражданам, так и отдельным юридическим лицам, объединены в единую корпорацию. Т.е., если ты хочешь действовать в качестве юридического консультанта, адвоката, ты должен приобрести статус адвоката - это непременное условие. У нас же доступ к оказанию юридической помощи открыт практически для всех желающих. И если Вы, к примеру, видите объявление, где написано буквально следующее: «Гарантируем освобождение от призыва в российскую армию. Освобождение от дальнейшего отбывания наказания. Прекращение уголовного дела», - знайте, что Вы имеете дело с теми самыми вольными юристами. Потому что ни один адвокат, ни одно адвокатское образование (кабинет, коллегия, бюро) не может подобным образом рекламировать свои услуги и тем более гарантировать результат, поскольку это было бы грубейшим нарушением этических норм деятельности адвоката. Едва ли люди, называющие себя адвокатами и прибегшие к такой рекламе, могли бы остаться в рядах адвокатуры».

         Это обычные высокопарные рассуждения рекламного характера о том, что адвокаты - самые честные и непорочные юристы только потому, что им запрещено что-либо делать. 

             На сайте самой Федеральной палаты адвокатов РФ (см. на http://www.fparf.ru/norms/disciplinar_2007.htm )  размещено опровержение того, что все адвокаты честные и законопослушные:

«В соответствии с полномочиями, предоставленными Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее - Закон) и Уставом, Федеральная палата адвокатов РФ обобщила дисциплинарную практику адвокатских палат субъектов РФ.

 

Сведения о привлечении адвокатов
к дисциплинарной ответственности

Отчеты
адвокатских палат

 

2007 г.

2006 г.

Количество обращений, поступивших в адвокатские палаты

8724

8993

В том числе:

 

 

представлений ФРС

243

310

Количество адвокатов, привлеченных к дисциплинарной ответственности

2352

2692

В том числе:

 

 

по представлениям ФРС

69

105

Количество адвокатов, статус которых прекращен

440

556

В том числе:

 

 

за неисполнение обязанностей перед доверителем

66

106

за нарушение норм КПЭА

89

80

за нарушение адвокатской тайны

21

 

за неисполнение решений органов АП

263

351

Количество осужденных за умышленные преступления адвокатов

12

14

Количество привлеченных к дисциплинарной ответственности адвокатов, исполнявших поручения по ст. 51 УПК РФ

276

 

Количество адвокатов, исполнявших поручения по ст. 51 УПК РФ, статус которых прекращен

17

 

Количество признанных в судебном порядке необоснованными решений советов адвокатских палат

8

14

 

 

Как видно, высокие требования, предъявляемые к адвокатам не мешают им совершать  даже преступления (аж 14 человек  уголовников из адвокатской среды только в 2006 году), нарушать нормы этики и профессионализма (аж 2692 в том же году).

         Кроме того, в  адвокатуре имеют место и незаконные репрессии честных и невиновных адвокатов -  14 адвокатов были реабилитированы  судами в том же году.

         Не радует и статистика за 2009 год в  той  же палате адвокатов - см. на http://www.fparf.ru/resh/resh_2010/diszip_prakt.htm

«Обзор дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов РФ за 2009 г.

            В 2009 г. в адвокатские палаты субъектов РФ поступило 9926 обращений (в 2008 г. - 10286), предусмотренных п. 1 ст. 20 КПЭА, рассмотрение которых характеризуется следующим образом.

          Всего в отношении адвокатов было возбуждено 4912 дисциплинарных производств (2008 г. - 4760), в том числе по представлениям органов, уполномоченных в сфере адвокатуры - 180 дисциплинарных производств (2008 г. - 130).

         В 2009 г. в адвокатские палаты было направлено 190 представлений о прекращении статуса адвоката (2008 г. - 101), из них 158 (2008 г. - 100) по поступившим в органы юстиции 1440 (2008 г. - 1004) обращениям граждан, из судов и правоохранительных органов.

           По результатам рассмотрения привлечено к дисциплинарной ответственности 2813 адвокатов (2008 г. - 2328), в том числе по представлениям органов, уполномоченных в сфере адвокатуры - 64 адвоката (2008 г. - 48).

           За действия (бездействие) адвокатов, участвующих в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в 2009 году привлечено 338 (2008 г. - 194) адвоката, из них 11 (2008 г. - 14) адвокатам статус прекращен.

Всего же в 2009 г. статус адвоката был прекращен 420 адвокатам по следующим основаниям (2008 г. - 498):

  • неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей перед доверителями - 81 адвокат (2008 г. - 95);
  • нарушение норм КПЭА - 78 адвокатов (2008 г. - 88);
  • неисполнение решений органов адвокатской палаты - 233 адвокат; (2008 г. - 301)».

          420 адвокатов-«оборотней» в год - не много ли ? Количество сопоставимое с  численностью некоторых адвокатских палат субъектов РФ.

Эта статистика ужасает своей масштабностью  и несоответствием словам Семеняко Е.В. о том, что все адвокаты  имеют высокую квалификацию и честные.

Далее, он изрёк: «Однако наш закон распространяется только на членов адвокатской корпорации, он не регламентирует доступ к сфере деятельности «свободных юристов», не запрещает оказывать юридические услуги даже лицам, не имеющим юридического образования. Это нонсенс, но, к сожалению, реальность. Мы говорим об этом на протяжении пяти лет, причем не потому, что жаждем, как считают некоторые, установить адвокатскую монополию на все юридические услуги, а потому что для нормального общества, заботящегося о правовой защите своих граждан, это совершенно недопустимая ситуация. Представьте себе, наши адвокатские региональные палаты, адвокатские палаты Москвы и Московской области в качестве дисциплинарного воздействия на адвокатов, допустивших нарушения, несовместимые с дальнейшим пребыванием в адвокатских рядах, лишают их статуса, права работать в адвокатуре, оказывать квалифицированную юридическую помощь. А эти «лишенцы» без всяких препятствий уже в качестве «вольных юристов» продолжают оказывать юридическую помощь, составляя такие рекламные объявления и потроша кошельки обывателей»».

Несмотря на то, что автор  не приводит никакой статистики (и другого обоснования фактами) своих слов, гораздо более интересно другое - как эти «лишенцы» вообще попали в адвокатское сообщество, обосновались там и вредили изо всех сил? Кто, как не подчиненные ФПА РФ принимали  экзамены у этих «оборотней»? Кроме того, из той же статистики видно, что в адвокатуре имеют место незаконные лишения статуса и  наказания невиновных и честных адвокатов. Можно ли доверять такой структуре, которая уже с существенными изъянами и  претендует на  право решать - оказывать тебе (юристу с дипломом) другим людям услуги или нет?

         Далее, он изрёк еще и такие суждения:

«Нам кажется, что первый шаг, который должен быть предпринят в этой области, - вывести из сферы юридических услуг тех, кто не имеет юридического образования, кто лишен адвокатского статуса либо по компрометирующим основаниям уволен из правоохранительных органов, кто имеет судимости за совершение уголовных правонарушений и т.д. И правопорядок в стране, и интересы граждан от этого только выиграли бы».

           Несомненно, отсутствие юридического образования - это повод не обращаться к  «оказателю  услуг». Пожалуй, это единственное с чем можно согласиться. Остальное - это красивые рассуждения о том, что все «уволенные» - это сволочи, преступники и пр.. При наличии незаконных репрессий в адвокатуре многие честные адвокаты будут уходить оттуда, равно как из  органов государства  уходят честные работники, которых «выживают» настоящие коррупционеры, «оборотни в погонах и мантиях». Этим честным лицам Семеняко Е.В. тоже хочет закрыть доступ к оказанию услуг.

               Далее он  рассуждает: «Но проблема этим не исчерпывается. Мы оказались единственной страной в Европе, где можно в области оказания юридической помощи позиционировать себя в качестве индивидуального предпринимателя. Т.е., можно образовать так называемое ИП и среди других видов деятельности, наряду с пошивом обуви и приготовлением пирожков, указать юридические услуги. С точки зрения действующего законодательства, никакого прегрешения нет: что не запрещено, то разрешено. Знай себе - плати налоги и консультируй, хотя и это требование элементарно обходится».

               Отчасти это тоже ложное высказывание хотя бы потому, что в Украине и в ряде других европейских государств «можно в области оказания юридической помощи позиционировать себя в качестве индивидуального предпринимателя». Видно, что человек не знаком с практикой и законодательством об оказании юридических услуг за рубежом и ложную информацию «несёт в массы», вводя в заблуждение российскую юридическую общественность.  Кстати, пошив обуви и приготовление пирожков - не менее уважаемые  профессии.

         Далее лидер рассуждает: «Когда мы ведем речь об объединении практикующих юристов, мы имеем в виду привлечение в адвокатуру тех коллег, которые давно зарекомендовали себя на рынке юридических услуг как солидные игроки и надежные партнеры. Это, прежде всего юридические фирмы, включая и иностранные. Главный вопрос, как сделать для них вхождение в адвокатуру безболезненным и даже привлекательным? Юристы, работающие в юридических фирмах, традиционно используют некоторые инструменты, свойственные предпринимательской деятельности. В частности, в этих фирмах существует возможность приема на работу по договору найма. В этом случае юрист действует не как независимый адвокат, а как наемный сотрудник».

         Видно, что у автора нет представлений о четких критериях лиц, которых надо привлечь в адвокатуру, а кого - оставить без куска хлеба. Такие понятия как «давно зарекомендовали себя на рынке юридических услуг», «как солидные игроки и надежные партнеры», больше похожи на рекламные фразы, которые автор, возможно, часто повторяет про своих знакомых адвокатов. То есть, эти критерии - оценочные, а потому - недопустимые в отборе  действующих конкурентов адвокатам.  Несмотря на то, что внутри самой адвокатуры действуют адвокаты в составе адвокатского кабинета, Семеняко Е.В. считает «вольных» юристов, действующих вне юридических лиц,  второсортными, ему интересны именно юридические лица.

 

         Далее, он изрёк еще и такие суждения по вопросу «Что получит в результате этих реформ потребитель, и какие ограничения получат юристы, которые не вступят в сообщество? Их не допустят в суды?

Е.В. Семеняко: Полагаю, что граждане все-таки избавятся от ситуации, когда под видом юридической помощи им предлагают в лучшем случае ее суррогат. А в случаях нарушения права граждан на получение квалифицированной юридической помощи они могли бы быть уверены, что виновных привлекут к ответу и качественная помощь им все-таки будет оказана. Потому что адвокатская корпорация имеет определенные возможности и средства воздействия на тех членов сообщества, которые отступают от требований профессиональной этики адвокатов и прибегают к недостойным методам работы.

В целом же намеченные преобразования позволят поставить всю сферу деятельности по оказанию юридической помощи в России на уровень международных стандартов, которые вскоре будут к нам предъявлены в связи с вступлением в ВТО».

              Как видно, массовая «адвокатизация» вольных юристов - это панацея от некачественной юридической помощи, которую в том числе оказывают и адвокаты. Довольно странное утверждение. Как будто у рядового гражданина нет никаких средств воздействия на тех членов сообщества, которые отступают от требований профессиональной этики  и прибегают к недостойным методам работы. Они есть - это средства привлечения к уголовной, административной  и другой ответственности нарушителя. И зачем нам ВТО с его требованиями, если народ и так живёт в нищете, которую усугубляют адвокаты со своими недоступными ценами за услуги? Похоже, ФПА РФ выполняет важную функцию только для государства - путём «адвокатизации» юристов приводит  наше общество к вступлению в ВТО (после которого во всех вступивших туда государствах СНГ уровень жизни ощутимо упал).

           Но это еще не всё. Далее, он изрёк еще и такие суждения по вопросу:

«АН: А какие ограничения Вы предлагаете? Если человек не состоит в сообществе, он не может защищать?

Е.В. Семеняко: Сегодня по закону непременное представительство адвоката предусмотрено на предварительном следствии и в защите по уголовным делам. Это совершенно правильное условие. Такое же условие предусмотрено для представительства интересов граждан и организаций в Конституционном суде. В свое время это правило распространялось и на арбитражный суд, но было отменено в силу того, что было выдвинуто только в отношении индивидуальных предпринимателей, т.е. по сути физических лиц, тогда как юридические лица имели возможность выбора - пользоваться как услугами адвокатов, так и своих собственных юристов. КС решил, что здесь присутствует неравенство и обязал законодателя привести нормы закона в соответствие с принципом равенства правового регулирования. Вместо того чтобы это сделать, законодатель пошел по упрощенному пути: в Закон об адвокатской деятельности была внесена поправка, отменяющая монополию адвокатов в арбитражных судах (т.е. теперь и в арбитражных судах может появиться любой представитель, которому даже не обязательно иметь юридическое образование).

                Сегодня уже сами арбитражные судьи выступают за монополию адвокатов на судебное представительство, поскольку совершенно очевидно, что суд - это все-таки дело профессиональных юристов, и только при их участии поддерживается должное качество судебного разбирательства, соблюдаются принципы состязательности сторон.
Нам говорят, что введение адвокатской монополии на судебное представительство лишит куска хлеба целую армию юристов. Это не так. Никто из серьезных специалистов в адвокатуре не доводит это требование до абсурда, и никто не говорит о том, что монополия должна быть абсолютной. Юрисконсульты предприятий по-прежнему будут представлять свои организации в арбитражных судах. А в мировых судах есть целые категории дел (дела частного возбуждения), по которым представительствовать может не только адвокат».

          Если учесть, что никаких «выступлений» арбитражных судов  «за монополию адвокатов на судебное представительство» никогда не было (судьям, кстати, ст.3 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» запрещено заниматься политической деятельностью, публично выражать свое отношение к политическим партиям и иным общественным объединениям, разглашать или использовать в целях, не связанных с осуществлением полномочий судьи, сведения, отнесенные в соответствии с федеральным законом к информации ограниченного доступа, или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с осуществлением полномочий судьи), как видим, Семеняко Е.В. всё же проговорился, сказав фразу: «поправка, отменяющая монополию адвокатов в арбитражных судах». Ведь именно эту монополию он и отстаивает, он не говорит про монополию «юристов по образованию». Несомненно, можно уверенно предполагать - монополия  адвокатуры с её существенными недостатками - это мечта лидера российской адвокатуры. Правда, исключениями из этого он уже решил оставить: «Юрисконсульты предприятий по-прежнему будут представлять свои организации в арбитражных судах. А в мировых судах есть целые категории дел (дела частного возбуждения), по которым представительствовать может не только адвокат». То есть всего - два случая из всех видов юридических услуг (без объяснения причин такого «мудрого решения», а вдруг среди юрисконсультов тоже будут люди без юридического образования, либо по делам частного обвинения защитник будет без юридического образования).  А в остальном - полная  монополия адвокатуры.

         Почему-то остались за рамками аргументации «адвокатизации» и нужности такой адвокатуры такие главные недостатки адвокатуры в России:

  • 1) недостаточные квалификационные требования к адвокатам, что никак не гарантирует полноценную квалифицированную помощь;
  • 2) высокие и нерегулируемые государством тарифы адвокатов, что усугубляет доступность юридической помощи;
  • 3) высокие налоги на доходы адвокатов (они почти в два раза больше, чем у индивидуальных предпринимателей, оказывающих юридические услуги). Эти налоги, в итоге, включаются в уже высокую стоимость услуг адвоката, чем усугубляют доступность юридической помощи;
  • 4) большая (чем у «вольных юристов») зависимость адвокатов, прежде всего, от целого ряда «чиновников адвокатуры», которые есть в её нескольких уровнях (в адвокатских образованиях, в палатах субъектов РФ, в ФПА РФ);
  • 5) наличие обязательных платежей (вступительных и ежемесячных) адвокатов в бюджеты адвокатских образований, в палаты субъектов РФ - для содержания указанных чиновников. Эти платежи, в итоге, включаются в уже высокую стоимость услуг адвоката, чем усугубляют доступность юридической помощи.

            Так, пишут: «.... общая сумма, которую обязан выплатить начинающий адвокат адвокатской палате Волгоградской области, составляет 17 500 рублей. С учетом, что на момент введения этой суммы прожиточный минимум в Волгоградской области составлял 4 298 рублей, общая сумма взносов составляет размер, четырехкратно (!) превышающий прожиточный минимум. А кроме указанных платежей адвокату предстоят расходы на оплату адвокатского удостоверения, расходы по созданию или присоединению к какой-либо адвокатской фирме (доходят до 100 000 рублей). И все это происходит на фоне минимальных или полного отсутствия доходов от своей адвокатской деятельности. Вторая категория выплат - вступительные взносы. В редакции волгоградских адвокатов это звучит следующим образом: «Установить с 1 апреля 2008 года вступительный взнос первого месяца с адвокатов, вступивших в Адвокатскую палату Волгоградской области (после сдачи квалификационного экзамена и перешедших из других адвокатских палат), в 15 000 рублей».

            Правовая природа этих взносов очень туманна и не поддается юридическому анализу. За что должен платить начинающий или перешедший адвокат? Какая услуга ему при этом оказывается? Какие дополнительные расходы из-за него несет палата? На эти вопросы нет ответов. В указанном решении Совет Федеральной палаты не осудил практику введения адвокатскими палатами вступительных взносов, он только порекомендовал: «По мнению Совета Федеральной палаты адвокатов, размер таких отчислений должен устанавливаться в разумных пределах» (см.: Мельниченко Р.Г. Имущественный ценз доступа к адвокатской профессии // Адвокат. № 3. 2009). В ряде регионов вступительные взносы достигают размеров 50 000 - 100 000 рублей. Интересно, а сам Семеняко Е.В., который трижды возвращался в адвокатуру в своей жизни в советский период, согласился бы заплатить тысяч триста рублей вступительных взносов при мизерных  доходах граждан  в то и в текущее время ? Кто ему подсказал такую концепцию и проект закона - Бениамин Бриль, Семён Хейфец, политик Анатолий Собчак, иные лица ? Как указано на сайте http://www.fparf.ru/presidentfpa/biography.htm  в его биографии - «В 1985 г., приняв идеи перестройки, работал над концепцией судебной реформы. Один из организаторов и бессменный председатель Ленинградского дискуссионного клуба, в работе которого наряду с молодыми адвокатами участвовали мэтры петербургской адвокатуры - Бениамин Бриль, Семён Хейфец, политик Анатолий Собчак. В декабре 1991 г. на отчетно-выборном собрании Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов он и его товарищи по Дискуссионному клубу почти в полном составе сменили прежний президиум коллегии. Е.В. Семеняко был избран председателем президиума СПГКА. Первый из председателей традиционных коллегий предложил начать работу по объединению всех адвокатов России в единое сообщество, подчиняющееся единым квалификационным, профессиональным и этическим требованиям.

Участвовал в разработке проекта Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подготовке I Всероссийского съезда адвокатов».

  • 6) наличие незаконных репрессий в отношении «неугодных» чиновникам честных и законопослушных адвокатов;
  • 7) отсутствие в адвокатуре текущего контроля за работой практически всех адвокатов. Имеет место только контроль последующий - по факту жалобы после совершения правонарушения адвокатом;
  • 8) незаконный корпоративный запрет сдавать квалификационный экзамен претенденту в адвокаты в любом субъекте РФ, кроме того, где претендент зарегистрирован по месту жительства;
  • 9) наличие в адвокатуре незаконных имущественных цензов доступа к адвокатской профессии. Вот как об этом пишут: «Условно такие цензы можно разделить на две группы: цензы, необходимые для допуска к квалификационному экзамену, и цензы самого квалификационного экзамена. Остановимся более подробно на первой группе цензов. Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает следующие цензы для приема в адвокатское сообщество: образовательный ценз, наличие юридического стажа, отсутствие судимости за умышленное преступление и полная дееспособность. Все перечисленные цензы входят в группу так называемых легальных цензов. Однако существуют полулегальные и нелегальные цензы.

           К нелегальным относят цензы, прямо противоречащие законодательству. Это, например, кумовство и дача мзды при получении статуса адвоката. Данные цензы, как правило, действуют на стадии сдачи кандидатом квалификационного экзамена.
               Кумовство - предоставление привилегии кандидату на основании его родственных или дружественных связей.
              Мзда - предоставление привилегии кандидату после передачи определенной денежной суммы (аналог взятки).

          Но не менее опасным является установление полулегальных цензов. К ним относятся цензы, не закрепленные законодательно, но установленные самой юридической корпорацией.

           Статья 9 Закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает закрытый перечень требований, предъявляемый к кандидатам на получение статуса адвоката. Однако в большинстве адвокатских палат субъектов Российской Федерации установлено дополнительное требование к кандидатам на получение статуса адвоката, которое заключается в обязанности выплатить адвокатской палате определенные денежные суммы.

         Как правило, эти суммы состоят из двух частей: взносы для сдачи квалификационного экзамена и вступительные взносы. Указанные суммы могут быть достаточно значительными» (см. Мельниченко Р.Г. Имущественный ценз доступа к адвокатской профессии // Адвокат. № 3. 2009,   режим доступа в Интернете - http://pravorub.ru/articles/1497.html ).

         10) большое количество нарушений (часто уже непоправимых) адвокатами законодательства и этики, которое, в свою очередь, указывает на недостаточный контроль со стороны адвокатского сообщества.

              Так, в информационных бюллетенях Адвокатской     палаты     Красноярского    края за  2009 год  № 2, за  2008 год  № 10 указано:

 «Дисциплинарное производство в отношении адвоката  Торсунова Сергея Николаевича было возбуждено по заявлению гражданина Кравцова Д.И., из которого следовало, что он 3 мая 2007 г заключил соглашение с  адвокатом Торсуновым С.Н., поручив ему оформить исковое заявление о взыскании денежных средств и направить его в суд, за что уплатил адвокату 10 000 рублей. Через некоторое время он, Кравцов Д.И., получил возвращенное из Центрального районного суда заявление, как поданное с нарушением правил о территориальной подсудности. Адвокат Торсунов С.Н. взял документы для переоформления и подачи их в Кировский районный суд, однако не сделал этого. На неоднократные просьбы об исполнении принятого поручения сначала  давал обещания завершить его, а в последующем стал уклоняться от встреч, перестал отвечать на звонки. В результате несвоевременных и недобросовестных действий адвоката Торсунова С.Н. он потерял возможность возврата крупной денежной суммы. 

         Квалификационная комиссия установила, что адвокат Торсунов С.Н.  ненадлежащим образом исполнил свои обязанности перед доверителем, что является дисциплинарным проступком.

Изучив материалы дисциплинарного производства, заслушав объяснения заинтересованных лиц, комиссия приходит к выводу о том, что адвокат Торсунов С. Н. нарушил перечисленные требования законодательства об адвокатуре. Нарушения выразились в следующем.

Во-первых, в  подаче искового заявления в суд Центрального района  с существенным отступлением от действующего процессуального законодательства (явное игнорирование правил о территориальной подсудности), то есть в совершении неквалифицированного действия. Подача заявления «по месту составления расписки» (как пояснил адвокат Торсунов С.Н.) свидетельствует о незнании адвокатом основ процессуального производства.

Во-вторых, в длительном не оказании какой-либо юридической помощи своему клиенту, с которым адвокат заключил соглашение и от которого получил деньги, то есть в несвоевременном исполнении своих обязанностей. Полное бездействие адвоката выразилось как в не подаче искового заявления в надлежащий суд, так  и обмане доверителя, и в уклонение от встреч с ним.

В-третьих, в пропуске исковой давности, повлекшей за собой невозможность защиты интересов доверителя,  то есть  нарушил  принцип добросовестности.

Таким образом, взяв обязательство об оказании правовой помощи, адвокат Торсунов  С.Н. не принял каких-либо  мер к защите прав, свобод и  интересов доверителя.

Подобное поведение адвоката Торсунова С.Н. не может быть квалифицированно в качестве уважения прав, чести и достоинства лица, обратившегося к адвокату за оказанием юридической помощи.

 Действия адвоката Торсунова С.Н. квалификационная комиссия оценивает как действия (бездействие) направленные к подрыву доверия со стороны доверителя и умаляющие авторитет адвокатуры

Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»  и Кодексом профессиональной этики адвоката, установленных конференцией соответствующей адвокатской палаты (п.1 ст.18 Кодекса).

На основании изложенного, руководствуясь ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», п.1 ч.9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Красноярского края  решила:

Признать наличие в действиях (бездействии) адвоката Торсунова Сергея Николаевича нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката.

Дисциплинарное дело в отношении адвоката Торсунова Сергея Николаевича передать в Совет Адвокатской палаты для принятия мер дисциплинарного воздействия».

             За совершение этого нарушения решением Совета адвокатской палаты статус адвоката  Торсунова С.Н. был прекращен (решение о присвоении статуста адвоката № 24/1058 от 13.02.2007 года и решение о прекращении статуса адвоката № 25/08 от 25.09.08 , см. справка ,  http://www.r24minjust.ru/download.php?id=212 ). Скачать Фото Торсунова С.Н. (кликните).

            На путь исправления этот бывший адвокат Торсунов Сергей Николаевич   не встал и до сих пор  не исполнил свои обязательства по ряду гражданских договоров с контрагентами - не вернул деньги, невзирая на то, что суды по ряду дел взыскали с него как ответчика-должника  в пользу истцов довольно крупные суммы (см. напр.  решение от 29 апреля 2009 года Советского  районного  суда  г. Красноярска по   гражданскому делу № 2-1396/09  о взыскании 4 905 758 рублей  35 копеек.;  решение от 30 сентября 2010 года Мирового судьи судебного участка № 68 Октябрьского района в г. Красноярске по   гражданскому делу № 02-1416/68/2010 о взыскании 31 100 руб.; решение от 16.04.2009 года Советского районного суда г.Красноярска по гражданскому делу № 2-1606/09 о взыскании  153 046 руб.  и др.).

              Как видно, данная дисциплинарная практика совершенно неэффективна для доверителей, поскольку  потерпевший  так и не получил в её результате своих уплаченных денег, равно как и  качественной услуги от адвокатуры. Более того, адвокатура самоустранилась от оказания юридической помощи, что никак не соответствует её задачам.

                     Наличие указанных недостатков указывает, что в таком виде адвокатское сообщество, да и подход государства не нужны  нашему обществу,  они больше нужны для «чиновников адвокатуры» и государства, которые давно живут за счёт  рядовых адвокатов   и хотят увеличить количество плательщиков (за счёт тотального зачисления в адвокатуру  «вольных» юристов-неадвокатов и превращения их в «невольных» или «подневольных» адвокатов, по принципу - «всех частников - в колхоз») в пользу адвокатских палат и бюджета государства, а значит, и в свою пользу тоже.  А попутно они хотят  усилить зависимость каждого юриста от себя и государства в лице Министерства юстиции РФ, исключить неугодные чиновникам  действия юриста в  юридическом процессе, уничтожить конкуренцию в сфере оказания юридических услуг, поддержка которой - основа конституционного строя РФ (ст.8 Конституции РФ). Для таких целей используются все, в том числе и неразумные аргументы, в том числе и порочный опыт других государств, по шаблону которых нас призывают жить.

                         При таких обстоятельствах наше общество и государство еще долго будут жить в «системном кризисе», а народ - в нищете,  которые  созданы нашим государством.

         Достаточно предъявить в законах такой ценз для лиц, оказывающих юридическую  помощь - наличие юридического образования, подтверждённого документами об образовании. Данный документ (если он, конечно, не подложный) уже подтверждает принадлежность человека к  юридической корпорации (сообществу юристов) и исключает оказание юридической помощи неюристами. Требований действующего законодательства  и установленная им ответственность достаточны для  регулирования оказания юридических  услуг  любыми  юристами. Каждый юрист будет зарабатывать себе деловую репутацию и получать практический опыт, которые лучше любой адвокатуры будут привлекать/не привлекать к нему клиентов и повышать его квалификацию.

 

 Сведения об авторах:

 Попов Андрей Николаевич - директор ООО "Межрегиональное бюро экспертиз", кандидат юридических наук, юрист и экономист,  член Российской академии юридических наук (г.Красноярск, Россия)

Селиванов Владимир Иванович - адвокат Донецкой областной коллегии адвокатов (г.Донецк,  Украина)

2011 год.

© 2011 Международная славянская правовая академия Правь
Создание, разработка сайта - студия Мегагрупп.ру.