Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Новости

Яндекс.Погода

отзывы на диссертацию и автореферат

здесь приведены тексты отзывов, поступивших в наш адрес

ОТЗЫВ
на автореферат диссертации

Седельникова Михаила Валерьевича
«Взаимовлияние политического режима и научно-технического прогресса: социально-философский анализ», представленной на соискание ученой степени кандидата философских наук по специальности 09.00.11 – социальная философия;
[Место защиты: ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет», Красноярск, 2012]

Глубокие политические и экономические изменения, происходящие в мире с начала девяностых годов, разрушают привычный образ жизни большинства людей, оказывают существенное влияние на сложившиеся исторически навыки и стандарты социального развития и, тем самым заставляют по-новому взглянуть на ряд феноменов. Один из них – «выбор оптимального вектора общественных процессов» (с. 3). Учитывая современные тенденции к сближению разных социально-политических систем, научно-технический прогресс и политический режим являются существенными факторами направленности общественного развития. В связи с чем, проблема, выбранная М. В. Седельниковым, вполне актуальна и диктуется временем.


Однако, предложенный для рассмотрения автореферат диссертации Седельникова М.В., с нашей точки зрения, содержит ряд существенных моментов, ставящих под сомнение значимость и научную ценность данного исследования. С самого начала настораживает уже применяемый автором категориальный аппарат: «тоталитарные», «авторитарные», «демократические» режимы и т.п.. Данная терминология является скорее политико-пропагандистской, нежели научной; она типична для господствующей в США и странах Запада политико-идеологической схемы, но не употребляется (либо употребляется с определенными оговорками) в рамках иных парадигм (консервативной, консервативно-революционной, марксистской и др.). Подчеркнем, что идеологически окрашенная терминология либо вообще не должна использоваться в серьезном научном исследовании, либо – содержание подобных понятий, концепций должно быть раскрыто и обусловлено специальными задачами исследования.


В частности, в современной политологии и политической философии неоднократно продемонстрировано, что термины «тоталитаризм», «тоталитарный» и т.п. не соответствуют критериям научной рациональности, являясь политико-пропагандистскими. Учитывая, что разные исследователи вкладывают в понятие «тоталитарный» разное содержание, диссертанту следовало бы обосновать выбор того или иного варианта трактовки этого понятия, однако, Седельников М. В. полагал, видимо, его содержание чем-то самоочевидным и однозначным для всех.


Далее, ни один политический режим, относимый к категории «тоталитарных», не только не пытался контролировать АБСОЛЮТНО ВСЕ сферы общественной и частной жизни, но и ТЕХНИЧЕСКИ не имел возможности такой контроль осуществлять. Только современные государства Запада, именуемые диссертантом «демократическими», опираясь на достижения электроники и компьютерной техники, могут себе позволить осуществлять такого рода контроль в НЕКОТОРЫХ аспектах общественной и частной жизни, - что ярко продемонстрировано скандалами вокруг Дж. Ассанжа, Э. Сноудена и др. Ни гитлеровский режим, ни тем более советский режим ленинско-сталинской эпохи таких технических возможностей не имел.


Хотелось бы остановиться еще на одной иллюзии, связанной с термином «демократия». Это термин обычно переводится как «власть народа», что неправильно. «Демос» − это не народ (народ по-гречески – «этнос»), а та часть народа, которая, во-первых, наделена всей полнотой гражданских и политических прав, и, во-вторых, практически способна (имея собственность и достаточно высокий социальный статус) эти права реализовать. И в этом смысле понятие «демос» смыкается с понятием «элита» В. Парето. Состоит этот «демос» (элита) из политико-экономической (олигархи) составляющей, политико-интеллектуальной (верхушка гуманитариев, т.н. «экспертное» сообщество»), и волевой политической (профессиональной политики: чиновники, управленцы, депутаты и пр.). Все остальное население это «охлос», никакого отношения к ДЕМОКРАТИИ не имеющей. Заметим, что осенью 1993 года российские либералы, поддержав государственный переворот в России и массовое уничтожение его противников, более чем убедительно продемонстрировали именно такое понимание ДЕМОКРАТИИ.


Вызывают возражения основные положения, выносимые на защиту, которые представляются необоснованными и не новыми.
Автор утверждает:
«1. Взаимовлияние политических режимов и научно-технического прогресса объективно, причем при демократических режимах оно детерминировано потребностями всестороннего развития общества и его защиты от внешних угроз; при недемократических режимах взаимовлияние связано главным образом с задачей сохранения и упрочения самих этих режимов, поэтому имеет милитаристскую составляющую в качестве доминантной».
Данное положение представляется голословным. Направления НИОКР, развиваемые в странах Запада, определяются отнюдь не «потребностями общества во всестороннем развитии», а интересами лиц и объединений, их спонсирующих. Отсюда серьезные проблемы с финансированием не только фундаментальных, но и ряда прикладных исследований, внедрение которых не дает прибыли тем, кто их финансирует. Особенно серьезные проблемы складываются в сфере междисциплинарных исследований: в условиях чрезвычайно высокого уровня специализации в науке Запада таковые разработки не находят ни спонсоров, ни достаточно квалифицированных ученых для их реализации. В качестве примера можно привести современную этнологию – дисциплину, сформировавшуюся на стыке целого ряда как общественных, так и естественнонаучных дисциплин, и потому развиваемую ныне практически исключительно исследователями из бывшего СССР (Россия, Казахстан, Белоруссия и т.д.). Чрезмерная специализация, как признают сегодня многие западные ученые, приводит к дроблению всего массива научного знания и препятствует популяризации науки в массах (где уж тут «общественный интерес»!).


Что же касается «преобладающей милитаристской составляющей» в НИОКР в государствах именуемых автором «тоталитарными», то этот тезис также представляется необоснованным. Во-первых, автор не удосужился даже сопоставить объем этой части военных расходах в странах Запада и СССР (как известно, СССР тратил на оборонные нужды всего около 1% своего ВНП, тогда как в странах Запада и, в первую очередь, в «демократическом» США эта доля составляла ДЕСЯТКИ процентов). При таком соотношении и расходы на НИОКР оборонного характера в СССР составляли существенно меньше – и в абсолютном, и в относительном отношении – нежели в США.


Во-вторых, автор не привел ни одного серьезного направления НИОКР, развитие которого бы намеренно тормозилось в СССР в Ленинско-Сталинскую эпоху: интенсивные научные дискуссии с привлечением общественности, типичные для 20-50-х годов ХХ века, миллионные тиражи научно-популярных изданий – периодических и непериодических – свидетельствуют об обратном. Диссертант мог хотя бы сравнить тиражи научно-популярных журналов в СССР и США и дать соответствующие выводы; однако изначально идеологическая ориентация на антигуманизм не позволила ему это сделать.


«2. Тоталитарные и авторитарные режимы могут способствовать научно-техническому прогрессу, что, с одной стороны, ведет к высоким темпам экономического роста и укреплению государства, а с другой - сочетается со слабостью гражданского общества, являющейся тормозом общественного развития».


Диссертантом не раскрыто понятие «гражданское общество» и, соответственно, не показано, в чем состояла «слабость», в частности советского общества, якобы «являющаяся тормозом его развития». Если в СССР и были какие-то проблемы, то уж никак не в сфере взаимодействия современной науки и общественного сознания. Мировоззрение советского человека было в гораздо большей степени научным, чем мировоззрение среднего американца, основанное на религии и суевериях.
«3. Эффективное взаимодействие демократических режимов и научно-технического прогресса достигается в условиях конкурентоспособности в науке, открытости экономики, поддержки интеллектуальной элиты, что делает возможным рост благосостояния и обеспечение демократических прав и свобод граждан».


Диссертантом не представлены объективные критерии эффективности взаимодействия между политическим режимом и прогрессом в науке. Его представление о «конкурентоспособности в науке» базируется на либеральной догме об «открытом обществе», регулируемом «невидимой рукой рынка». Такого общества не было нигде и никогда: роль государства в регулировании как социальных процессов, так и частной жизни граждан в современных США и странах Западной Европы существенно выше, чем она была когда-либо в СССР и России. Автор этих строк может привести множество примеров, касающихся самой мелочной регламентации различных аспектов жизни и деятельности людей в США… Что же касается «поддержки интеллектуальной элиты», то эта поддержка обуславливается не только коммерческим спросом на результаты исследования, но и широко трактуемой «политической корректностью» - деятельностью в узких рамках диктуемых государством предписаний. Выход за эти рамки влечет за собой утрату какой бы то ни было поддержки и, соответственно, возможности работать в избранном направлении.


Что же касается «демократических прав и свобод», то представляется совершенно очевидным, что их реальный объем пропорционален финансовым возможностям и социальному статусу данного гражданина. Это, собственно, было обосновано еще основоположниками либерализма (Дж. Локк, Т. Гоббс и др.). Главное право человека – право собственности. Собственность освобождает от зависимости, делает индивида полноценным гражданином. Лицо, лишенное собственности – неполноценный гражданин: он ФИЗИЧЕСКИ не может реализовать декларированные права и свободы. Государство, естественно, защищает полноценных граждан – собственников, против пролетариата – лиц, лишенных собственности. И где же здесь «права и свободы» для всех?


4. «Конвергенция различных формационных систем заключается в трансформации политического режима, системно сочетающего социалистические (планово-государственные) и капиталистические методы организации научно-технических процессов, что в перспективе ведет к социальному прогрессу».
Во-первых, не совсем понятно, как это положение связано с предыдущими, выносимыми на защиту, тезисами.
Во-вторых, если в начале перестройки еще можно было говорить о «конвергенции» капитализма и социализма (любимая тема Горбачева и его окружения), то сегодня, когда идея «социального государства» Запада потерпела крах, разговоры о конвергенции могут продемонстрировать ничего, кроме очевидной неспособности автора вырваться из мира либеральных иллюзий и взглянуть в лицо действительности. Сегодня лидеры Запада, открыто говорят о КОНЦЕ СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА (последний пример – король Нидерландов), - и государство-то это создавалось вовсе не для конвергенции с социализмом, а с иной целью противопоставить некую «жизнеспособную» социальную модель реальному социализму СССР. Модель эта держалась только за счет неэквивалентного обмена со странами Третьего мира, который позволял перекачивать в страны «золотого миллиарда» колоссальные средства и, за этот счет, финансировать социальные программы. Сегодня конкурировать с реальным социализмом уже не надо, и финансово-промышленные круги Запада руками контролируемых ими «демократических» политиков последовательно и целенаправленно урезают социальные программы. В результате разрыв между богатыми и бедными как в США, так и в странах Западной Европы из года в год продолжает увеличиваться. О каком «социальном прогрессе» стран Запада в нынешней ситуации говорит автор?


Вообще сама идея о взаимовлиянии техносферы (в т.ч. и научно-технического прогресса) и сферы социальной (в т.ч. и политических режимов) не нова. «Новизна» данного исследования состоит лишь в том, что в марксистскую связку «общественно-экономическая формация» - «определенный уровень развития производительных сил общества» вместо формации автор подставляет «политический режим», выворачивая схему наоборот – капитализм становится у него прогрессивней социализма. Тем самым Седельников М. В. совершает типичную ошибку, распространенную в интерпретации данных, подавая их за научную оценку, а именно − подмена каузальности (то есть причинно-следственной связи) корреляцией (то есть простой статистической взаимосвязью).


В целом, по содержанию автореферата можно высказать много других частных замечаний, но в связи с нехваткой места и времени, мы ограничимся вышесказанным. Указанное выше позволяет сделать следующие выводы: судя по автореферату, диссертация Седельникова М.В. (и сам автореферат) :


- не соответствует требованиям, согласно паспорту специальности по социальной философии, а является скорее работой политико-пропагандистского характера;
- не является научно-квалификационной работой, в которой содержится решение проблемы, имеющей существенное значение для соответствующей отрасли знаний, либо изложены научно обоснованные технические, технологические или иные решения и разработки, имеющие существенное значение для развития страны;
- не содержит новые научные результаты и положения и не свидетельствует о личном вкладе автора в науку.

© 2011 Международная славянская правовая академия Правь
Создание, разработка сайта - студия Мегагрупп.ру.