Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Новости

Яндекс.Погода

Главная  / Познавательные публикации и материалы / Крах немецкой династии российских императоров

Крах немецкой династии российских императоров

        Многие в СНГ отмечают день рождения разных политических лидеров (Ленина, Сталина, Хрущёва, Николая II и пр.).

        Мало кто вникает, а кем по происхождению был последний российский император? И что он делал в России... 

         Итог его неэффективного правления - крах немецкой династии российских императоров,  разрушение большого славянского государства, процесс которого  продолжается  и по сей день, уничтожение нескольких сословий русских подданных большевиками-коммунистами. РПЦ признала его мученником, хотя нужно было бы признать мученниками всех погибших славян по итогам неэффективного "императорствования" династии Гольштейн-Готторп-Романовых. В тяжёлое для России время Николай II отрёкся от престола (а что происходит с судном, если капитан бросает управление им?) .... Впрочем, чему удивляться, если народ российский по крови ему был чужой, поэтому спасение своей семьи и своей жизни Николай II поставил выше судьбы  великого славянского народа ...

Манифест Николая II

Манифест Николая II

Не лучше своего брата поступил и Михаил Александрович Романов, отказываясь от Верховной власти

Отказ Михаила

      Впрочем, этот шаг чётко показал, что немецкая династия Гольштейн-Готторп-Романовых уже сама осознавала свою никчёмность и неспособность руководить чужим для неё народом - оба "царя"  признают  в своих "отказах" что в стране тяжёлое положение и считают благом для народа свой отказ от верховной власти. То есть, фактически признали, что их дальнейшее нахождение у верховной власти приносит только ВРЕД народу. Николай II вообще признал, что победа над внешним врагом просто затруднена наличием такого царя как он и дабы "облегчить народу НАШЕМУ тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы ... признали МЫ за благо отречься от ПРЕСТОЛА...". Забавно выглядит логика рассуждения Николая II:  "Войну мы начали вместе и по моему решению, потом стало нам всем тяжело и народ стал мною недоволен,   от меня всё равно толку нет, поэтому Вы тут повоюйте без меня с братом, а я поеду в Великобританию с семьёй подальше от тебя НАРОД мой, отдыхать и поправлять здоровье". Логика брата царя такая я же: "Брат мой пытается мне всучить трон и власть в период войны безпримерной, когда нужно руководить военными действиями и нести ответственность за судьбу НАРОДА, поэтому я буду ждать когда народ в лице представителей проголосует за меня как за царя и не пошевелю пальцем для спасения этого самого НАРОДА пока не проголосует за меня". Очевидно что этот Михаил наплевал на правила престолонаследия в Российской Империи, которые те же Романовы и ввели до него и бросил НАРОД на произвол судьбы и новых оккупантов - "большевиков". 

зачинатель

         Как  любому слабому и никчёмному  царю, Николаю II было характерно свалить  вину за происходящее и ответственность за будущее России на Бога: "... Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание", "Да поможет Господь Бог России". Как это Бог и его церковь  "помогли" России - можно посмотреть в хрониках работы "красных мясников" в ходе переворота, гражданской войны (более 10,5 миллионов умерщвлённых), репрессий  и пр. "помощи" советской власти (по разным оценкам - от 10 до 60 миллионов жертв). 

 ******************

       Романов Николай II Александрович (6 [18] мая 1868[прим 1]Царское Село — 17 июля 1918Екатеринбург) — Император Всероссийский, Царь Польский и Великий Князь Финляндский, последний Император Российской Империи (20 октября [1 ноября1894 — 2 [15] марта 1917). Из императорского дома Романовых. Полковник (1892); кроме того, от британских монархов имел чины: адмирала флота (28 мая 1908[3][4]) и фельдмаршала британской армии (18 декабря 1915[5]).

Правление Николая II было ознаменовано экономическим развитием России и одновременно — ростом в ней социально-политических противоречий, революционного движения, вылившегося в революцию 19051907 годов и революцию 1917 года; во внешней политике — экспансией на Дальнем Востоке, войной с Японией, а также участием России в военных блоках европейских держав и Первой мировой войне.

Николай II отрёкся от престола в ходе Февральской революции 1917 года и находился вместе с семьей под домашним арестом в царскосельском дворце. Летом 1917 года, по решению Временного правительства, был вместе с семьей отправлен в ссылку в Тобольск, а весной 1918 года перемещён большевиками в Екатеринбург, где был расстрелян в июле 1918 года, вместе с семьёй и приближенными.

Тезоименитство — 6 декабря по юлианскому календарю (Николая Чудотворца).

Прославлен (вместе с женой и детьми) в лике святых Русской православной церковью как страстотерпец 20 августа 2000 года[6], ранее, в 1981 году, прославлен Русской зарубежной церковью как мученик.

См. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B_%D1%81_1762

Список представителей династии Гольштейн-Готторп-Романовых (или просто Романовых) — список лиц, принадлежавших к Российскому Императорскому дому после 1762 года (а также их ныне живущих потомков).

Фактически Гольштейн-Готторп-Романовы — одна из линий Ольденбургской династии, отделившаяся от её Гольштейн-Готторпской ветви. Родоначальником Гольштейн-Готторп-Романовых на престоле Российской империи стал герцогКарл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский, внук по матери императора Петра I. Последняя представительница династии собственно Романовых — императрица Елизавета Петровна — признала его (своего племянника Карла Петера Ульриха) наследником российского престола.

После перехода в православие тот получил имя Петра Фёдоровича, а после смерти Елизаветы стал российским императором Петром III. Его потомки в России именовались династией Романовых (как и их предшественники — линия отМихаила Фёдоровича до Елизаветы Петровны), однако более правильно было бы называть их Гольштейн-Готторп-Романовыми (что делали и делают профильные издания, например, «Готском альманахе»).

**************************

Источник:http://avstrien.ru/a/nikolay_ii_-_ssyilka_i_rasstrel

Война, в ходе которой происходила широкая мобилизация трудоспособного мужского населения, лошадей и массовая реквизиция скота и сельскохозяйственных продуктов, пагубно сказывалась на экономике, особенно на селе. В среде политизированного петроградского общества власть оказалась дискредитирована скандалами и подозрениями в измене; декларативная приверженность Николая идее «самодержавной» власти вступала в острое противоречие с либеральными и левыми устремлениями значительной части думцев и общества.

О настроениях в армии свидетельствовал после революции генерал А. И. Деникин: «Что касается отношения к трону, то, как явление общее, в офицерском корпусе было стремление выделить особу государя от той придворной грязи, которая его окружала, от политических ошибок и преступлений царского правительства, которое явно и неуклонно вело к разрушению страну и к поражению армию. Государю прощали, его старались оправдать. Как увидим ниже, к 1917 году и это отношение в известной части офицерства поколебалось, вызвав то явление, которое князь Волконский называл „революцией справа“, но уже на почве чисто политической».

Коллектив современных историков во главе с А.Б.Зубовым в своей книге отмечают :

«... Силы, оппозиционные Николаю II, готовили государственный переворот, начиная с 1915 года. Это были и лидеры различных политических партий, представленных в Думе, и крупные военные, и верхушка буржуазии, и даже некоторые члены Императорской Фамилии. Предполагалось, что после отречения Николая II на престол взойдет его несовершеннолетний сын Алексей, а регентом станет младший брат царя – Михаил. В ходе Февральской революции этот замысел начал осуществляться».

С декабря 1916 года в придворной и политической среде ожидался «переворот» в той или иной форме, возможное отречение императора в пользу Цесаревича Алексея при регентстве великого князя Михаила Александровича.

23 февраля 1917 года в Петрограде началась забастовка; через 3 дня она стала всеобщей. Утром 27 февраля 1917 года произошло восстание солдат Петроградского гарнизона и присоединение их к забастовщикам; противодействие мятежу и беспорядкам оказывала только полиция. В Москве произошло такое же восстание. Императрица Александра Фёдоровна, не сознавая серьёзности происходящего, 25 февраля писала супругу: «<…> Это „хулиганское“ движение, юноши и девушки только для подстрекательства бегают с криками, что у них нет хлеба, а рабочие не дают другим работать. Было бы очень холодно, они, вероятно, остались бы дома. Но всё это пройдёт и успокоится, если только Дума будет вести себя прилично».

25 февраля 1917 года указом Николая II заседания Государственной Думы были прекращены с 26 февраля до апреля того же года, что ещё больше накалило обстановку. Председатель Государственной Думы М. В. Родзянко направил ряд телеграмм императору о событиях в Петрограде. Телеграмма, полученная в Ставке 26 февраля 1917 года в 22:40: «Всеподданнейше доношу вашему величеству, что народные волнения, начавшиеся в Петрограде, принимают стихийный характер и угрожающие размеры. Основы их — недостаток печёного хлеба и слабый подвоз муки, внушающий панику, но главным образом полное недоверие к власти, неспособной вывести страну из тяжелого положения». В телеграмме 27 февраля 1917 года сообщал: «Гражданская война началась и разгорается. <…> Повелите в отмену вашего высочайшего указа вновь созвать законодательные палаты <…> Если движение перебросится в армию <…> крушение России, а с ней и династии — неминуемо».

Дума, имевшая тогда высокий авторитет в революционно настроенной среде, не подчинилась указу от 25 февраля и продолжила работу в так называемых частных совещаниях членов Государственной Думы, созывавшихся учреждённым вечером 27 февраля Временным комитетом Государственной Думы. Последний взял на себя роль органа верховной власти сразу по своём сформировании.

Отречение

Манифест об отречении Николая II

Отречение от престола императора Николая II. 2 марта 1917 Машинопись. 35 х 22. В правом нижнем углу карандашом подпись Николая II: Николай; в левом нижнем углу черными чернилами поверх карандаша заверительная надпись рукой В. Б. Фредерикса: министр императорского двора генерал-адъютант граф Фредерикс.

Манифест об отречении. Цена 6 коп.

Псков. Памятная доска на здании вокзала

Ставка узнаёт о начале революции с опозданием на два дня, по донесениям генерала С. С. Хабалова, военного министра Беляева и министра внутренних дел Протопопова. Первая телеграмма, сообщающая о начале революции, поступает генералу Алексееву только 25 февраля в 18:08: «Доношу, что 23 и 24 февраля, вследствие недостатка хлеба, на многих заводах возникла забастовка… 200 тысяч рабочих…Около трёх часов дня на Знаменской площади убит при рассеянии толпы пристав Крылов. Толпа рассеяна. В подавлении беспорядков, кроме Петроградского гарнизона, принимают участие пять эскадронов Девятого запасного кавалерийского полка из Красного Села сотня Л.-Гв. сводно-казачьего полка из Павловска и вызвано в Петроград пять эскадронов Гвардейского запасного кавалерийского полка. № 486. Сек. Хабалов»Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г.. Генерал Алексеев М. В. докладывает Николаю II содержание этой телеграммы.

В то же время дворцовый комендант Войеков докладывает Николаю II телеграмму министра внутренних дел Протопопова: «Ставка. Дворцовому коменданту. … 23 февраля вспыхнула в столице забастовка, сопровождавшаяся уличными беспорядками. Первый день бастовало около 90 тысяч рабочих, второй — до 160 тысяч, сегодня — около 200 тысяч. Уличные беспорядки выражаются в демонстративных шествиях, частью с красными флагами, разгроме некоторых пунктах лавок, частичном прекращении забастовщиками трамвайного движения, столкновениях с полицией. …полицией произведено несколько выстрелов в направлении толпы, откуда последовали ответные выстрелы. … убит пристав Крылов. Движение носит неорганизованный стихийный характер. …В Москве спокойно. МВД Протопопов. № 179. 25 февраля 1917 г.»Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г.

Прочитав обе телеграммы Николай II вечером 25 февраля приказал генералу С. С. Хабалову пресечь беспорядки военной силойТелеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г.

26 февраля в 17-00 приходит телеграмма Родзянко: «Положение серьёзное. В столице анархия. … На улицах происходит беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием, составить новое правительство. …», но Николай II отказывается реагировать на эту телеграмму, заявив министру императорского двора Фредериксу, что «Опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему не буду даже отвечать».Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г.

Следующая телеграмма Родзянко приходит в 22:22, и также носит похожий панический характер.

27 февраля в 19-22 в Ставку приходит телеграмма военного министра Беляева, заявляющего о практически поголовном переходе Петроградского гарнизона на сторону революции, и требующего присылки лояльных царю войск; 19-29 он сообщает об объявлении Советом Министров осадного положения в Петрограде. Генерал Алексеев докладывает содержание обеих телеграмм Николаю II. Царь приказывает генералу Н. И. Иванову отправиться во главе лояльных армейских частей в Царское Село для обеспечения безопасности императорской фамилии, затем, в качестве Командующего Петроградским военным округом, взять командование войсками, которые предполагалось перебросить с фронта. Приказ гласил:Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г.:

«Начальнику штаба Алексееву. Назначить Генерал-адъютанта Иванова Главнокомандующим Петроградским Военным Округом. Послать от войск Северного фронта в Петроград для подавления мятежа: 67-й и 68-й пехотный полки, 15-й уланский Татарский и 3-й уральский казачий полки; с Западного – 34-й и 36-й пехотный полки, 2-й гусарский Павлодарский и 2-й донской казачий; с Юго-Западного фронта – лейб-гвардии Преображенский, 3-й и 4-й гвардейские стрелковые полки. Также - одну пулеметную команду Кольта для Георгиевского батальона, который идет из Ставки. Гвардейские полки: Преображенский, 3-й и 4-й Гвардии стрелковые назначить в распоряжение Генерал-адъютанта Иванова. Всего – до 40 тысяч штыков».

С 11 вечера до часу ночи императрица отправляет из Царского Села две телеграммы: «Революция вчера приняла ужасающие размеры…Уступки необходимы. .. Много войск перешло на сторону революции. Аликс.» В 0-55 поступает телеграмма Хабалова: «Прошу доложить Его Императорскому Величеству, что исполнить повеление о восстановлении порядка в столице не мог. Большинство частей, одни за другими, изменили своему долгу, отказываясь сражаться против мятежников. Другие части побратались с мятежниками и обратили свое оружие против верных Его Величеству войск. Оставшиеся верными долгу весь день боролись против мятежников, понеся большие потери. К вечеру мятежники овладели большей частью столицы. Верными присяге остаются небольшие части разных полков, стянутые у Зимнего дворца под начальством генерала Занкевича, с коими буду продолжать борьбу. Ген.-лейт. Хабалов»Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г..

28 февраля в 11 утра генерал Иванов поднял по тревоге Батальон георгиевских кавалеров из 800 человек, и отправил его из Могилёва в Царское Село через Витебск и Дно, сам выехав в 13-00.

Командир батальона князь Пожарский объявляет своим офицерами, что он не будет «в Петрограде стрелять в народ, даже если этого потребует генерал-адъютант Иванов».

Обер-гофмаршал Бенкендорф телеграфирует из Петрограда в Ставку, что лейб-гвардии Литовский полк расстрелял своего командира, а в лейб-гвардии Преображенском полку расстрелян командир батальона.

28 февраля в 21-00 генерал Алексеев приказывает начальнику штаба Северного фронта генералу Данилову Ю. Н. отправить в помощь генералу Иванову два кавалерийских и два пехотных полка, усиленных пулемётными командами. Предполагается отправка примерно такого же второго отряда от Юго-Западного фронта генерала Брусилова в составе полков Преображенского, Третьего стрелкового и Четвёртого стрелкового Императорской фамилии. Также Алексеев предлагает по собственной инициативе добавить к «карательной экспедиции» одну кавалерийскую дивизию.Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г.

28 февраля в 5 утра царь отбыл в Царское Село, но проехать не смог.

28 февраля 8-25 генерал Хабалов отправляет генералу Алексееву телеграмму о своём отчаянном положении, и в 9:00 — 10:00 переговаривается с генералом Ивановым, заявив, что «В моем распоряжении, в здании Главн. адмиралтейства, четыре гвардейских роты, пять эскадронов и сотен, две батареи. Прочие войска перешли на сторону революционеров или остаются, по соглашению с ними нейтральными. Отдельные солдаты и шайки бродят по городу, стреляя в прохожих, обезоруживая офицеров…Все вокзалы во власти революционеров, строго ими охраняются…Все артиллерийские заведения во власти революционеров…». В 13-30 поступает телеграмма Беляева об окончательной капитуляции лояльных царю частей в Петрограде. Царь получает её в 15-00.Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г.

Днём 28 февраля генерал Алексеев пытается взять контроль над министерством путей сообщения через товарища министра генерала Кислякова, однако тот убеждает Алексеева отменить своё решение. 28 февраля генерал Алексеев циркулярной телеграммой остановил все боеспособные части на пути к Петрограду. В его циркулярной телеграмме утверждалось ложно, что беспорядки в Петрограде пошли на убыль и надобность в подавлении мятежа отпала.. Некоторые из этих частей были уже в часе-двух езды от столицы. Все они были остановлены. Генерал-адъютант И.Иванов получил приказ Алексеева уже в Царском Селе

Депутат Думы Бубликов занимает министерство путей сообщения, арестовав его министра, и запрещает движение воинских поездов на 250 вёрст кругом Петрограда.

В 21-27 в Лихославле было получено сообщение о распоряжениях Бубликова железнодорожникам.

28 февраля в 20-00 началось восстание Царскосельского гарнизона. Сохранившие лояльность части продолжают охранять дворец.

28 февраля в 12 ночи царский поезд прибывает в Бологое.

В 3-45 ночи поезд подходит к Малой Вишере. Там сообщили, что путь впереди захвачен восставшими солдатами, и на станции Любань стоят две революционные роты с пулемётами. Впоследствии выясняется, что на самом деле на станции Любань восставшие солдаты разграбили буфет, но арестовывать царя не собирались.

В 4-50 ночи с 28 февраля на 1 марта царь приказывает развернуться обратно на Бологое, и оттуда на Псков.

По ряду свидетельств, 1 марта в 16-00 в Петрограде переходит на сторону революции двоюродный брат Николая II, великий князь Кирилл Владимирович, приведший к Таврическому дворцу Гвардейский флотский экипаж. Впоследствии монархисты объявили это клеветой.

1 марта генерал Иванов прибывает в Царское Село, и получает сведения, что взбунтовалась царскосельская гвардейская рота, которая самовольно ушла в Петроград. Также к Царскому Селу приближались восставшие части: тяжёлый дивизон и один гвардейский батальон запасного полка. Генерал Иванов отбывает из Царского Села в Вырицу и решает осмотреть переданный ему Тарутинский полк. На станции Семрино железнодорожники блокируют его дальнейшее передвижение.

1 марта 15-00 царский поезд прибывает на станцию Дно, в 19-05 в Псков, где находился штаб армий Северного фронта генерала Н. В. Рузского. Генерал Рузский по своим политическим убеждениям считал, что самодержавная монархия в двадцатом веке является анахронизмом, и недолюбливал Николая II лично. При прибытии царского поезда генерал отказался устраивать обычную церемонию встречи царя, и появился один и лишь через несколько минут.

Генерал Алексеев М. В., на которого в отсутствие царя в Ставке легли обязанности Верховного главнокомандующего, 28 февраля получает донесение от генерала Хабалова, что у него осталось всего 1100 человек в верных частях. Узнав о начале беспорядков в Москве, он 1 марта в 15-58 телеграфирует царю, что «революция, а последняя неминуема, раз начнутся беспорядки в тылу, знаменует собой позорное окончание войны со всеми тяжкими для России последствиями. Армия слишком тесно связана с жизнью тыла, и с уверенностью можно сказать, что волнения в тылу вызовут таковые же в армии. Требовать от армии, чтобы она спокойно сражалась, когда в тылу идет революция, невозможно. Нынешний молодой состав армии и офицерский состав, в среде которого громадный процент призванных из запаса и произведенных в офицеры из высших учебных заведений, не даёт никаких оснований считать, что армия не будет реагировать на то, что будет происходить в России»Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г..

После получения этой телеграммы Николай II принял генерала Рузского Н. В., который высказался за учреждение в России ответственного перед Думой правительства. В 22-20 генерал Алексеев присылает Николаю II проект предполагаемого манифеста об учреждении ответственного правительства.

В 17-00 — 18-00 в Ставку поступают телеграммы о восстании в Кронштадте.

2 марта в час ночи Николай II телеграфирует генералу Иванову «прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать», и поручает Рузскому информировать Алексеева и Родзянко о том, что он согласен на формирование ответственного правительства. Затем Николай II уходит в спальный вагон, однако засыпает только в 5.15, отправив генералу Алексееву телеграмму «Можно объявить представленный манифест, пометив его Псковом. НИКОЛАЙ»Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г..

2 марта в 3.30 ночи Рузский связывается с Родзянко М. В., и в течение четырёхчасового разговора ознакомливается с накалённой обстановкой, сложившейся к тому времени в Петрограде.

Получив запись разговора Рузского с Родзянко М. В., Алексеев 2 марта в 9-00 приказал генералу Лукомскому связаться с Псковом, и немедленно разбудить царя, на что получил ответ, что царь только недавно заснул, и что на 10-00 назначен доклад Рузского. В 10-45 Рузский начал свой доклад, сообщив Николаю II о разговоре с Родзянко. В это время Рузский получил текст телеграммы, разосланной Алексеевым командующим фронтами по вопросу о желательности отречения, и зачитал его царю.

2 марта 14-00 — 14-30 начали поступать ответы от командующих фронтами. Великий князь Николай Николаевич заявил, что «как верноподданный считаю по долгу присяги и по духу присяги коленопреклонённо молить государя отречься от короны, чтобы спасти Россию и династию»; также за отречение высказались генералы Эверт А. Е., Брусилов А. А., Сахаров В. В., командующий Балтийским флотом адмирал Непенин А. И., причём генерал Сахаров назвал Временный комитет Государственной думы «разбойной кучкой людей, которая воспользовалась удобной минутой», но «рыдая, вынужден сказать, что отречение наиболее безболезненный выход», а генерал Эверт заметил, что «на армию в настоящем её составе при подавлении беспорядков рассчитывать нельзя… Я принимаю все меры к тому, чтобы сведения о настоящем положении дел в столицах не проникали в армию, дабы оберечь ее от несомненных волнений. Средств прекратить революцию в столицах нет никаких». Командующий Черноморским флотом адмирал Колчак А. В. ответа не послал. Между 14-00 и 15-00 Рузский вошёл в царю в сопровождении генералов Данилова Ю. Н. и Савича, взяв с собой тексты телеграмм. Николай II попросил генералов высказаться; все они высказались за отречение.

[Интересно, предлагал ли бы генерал Рузский (который играл ключевую роль подстрекателя для отречения) царю отречься от престола, зная что с ним сделают "красные мясники" - "строители светлого будущего" довольно скоро после отречения ? Очевидно, что такое окружение царя не имело никакого истинного представления об их главном и кровавом враге, ни о последствиях отказов от власти]

Источник: http://doc20vek.ru/node/1427

 Акт расследования по делу об аресте и убийстве заложников в Пятигорске в октябре 1918 года.

 

"Громкие призывы руководителей Октябрьской революции 1917 года к беспощадной борьбе с отдельными лицами и целыми классами, не желающими стать на так называемую советскую платформу, провозглашенные в первые же дни Октябрьского переворота, стали приводиться в исполните на Кавказских Минеральных группах не сразу, и шип, по прошествии почти целого года после их провозглашения известные советские власти начали прибегать к таким крайним мерам, как взятие заложников.

Первым шагом в этом отношении, вызванным общим распоряжением центральной советской власти, был приказ № 73 Чрезвычайной комиссии Северного Кавказа по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией, пропечатанный в № 138 от 25 сентября (8 октября) 1918 года "Известий ЦИК Северо-Кавказской советской социалистической республики, окружного исполкома Советов и Пятигорского совдепа".

В этом приказе значится, что во исполнении приказа народного комиссара внутренних дел тов. Петровского под-вергнуты заключению в качестве заложников следующие представители буржуазии и офицерства: 1) Рузский (бывший генерал), 2) Багратион-Мухранский (бывший князь), 3) Шаховской Л. (бывший князь), 4) Шаховской Владимир (бывший князь) и другие, всего 32 человека.

Все эти лица, как это изложено в заключительной фразе приказа, подлежали расстрелу в первую очередь "при попытке контрреволюционного восстания или покушения на жизнь вождей пролетариата.....

Дорогой генерал Рузский заговорил тихим протяжным голосом. С грустной иронией заметил он, что свободных граждан по неизвестной причине ведут на смертную казнь, что всю жизнь он честно служил, дослужился до генерала, а теперь должен терпеть от своих же русских. Один из конвойных спросил: "Кто говорит? Генерал?" Говоривший ответил: "Да, генерал". За этим ответом последовал удар прикладом ружья и приказ замолчать. Пошли дальше все тем же тихим шагом. Все молчали.

Не доходя до приготовленной ямы, около ограды места Тимашева, все остановились, и красноармейцы приказали заложникам раздеться. Среди общей тишины заложники стали исполнять отданный им приказ. Кто-то из них, обратившись к красноармейцу, сказал: "Товарищ! Если я виноват перед вами, простите меня..." Тот ответил: "Нет, не виноват; только раздевайся скорее".

Потом кто-то крикнул: "Немец!" — и опять все затихло.

Началась рубка. Рубили над ямой, шагах в пяти от нее. Первым убили старика небольшого роста. Он, вероятно, был слеповат, и спрашивал, куда ему идти к яме. Палачи приказывали своим жертвам становиться на колени и вытягивать шеи. Вслед за этим наносились удары шашками. Палачи были неумелые и не могли убивать с одного взмаха. Каждого заложника ударяли раз по пять, а то и больше. Некоторые стонали, но большинство умирало молча. Толь ко один казнимый отрывистым голосом выкрикнул: "Товарищи!" — и умолк. Обрезов и Васильев отошли в сторону. До них отчетливо доносился хруст разрубаемых костей. Помимо неопытности палачей, нанесению метких ударов в шею, очевидно, препятствовала темнота. После того как было покончено с первыми четырьмя жертвами, старший команды приказал: "Беритесь теперь за генерала Рузского. Довольно ему сидеть, он уже разделся".

Свидетель Васильев показал, что генерал Рузский перед самой своей смертью ничего не говорил. Это показание находится в противоречии с показаниями свидетелей Вагнера и Тимрота.

Свидетель Вагнер утверждает со слов присутствовавшего при казни Кравеца, бывшего председателя Чрезвычайной следственной комиссии гор. Кисловодска, что генерал Рузский перед самой смертью сказал, обращаясь к своим палачам: "Я — генерал Рузский (произнеся свою фамилию, как слово "русский") и помните, что за мою смерть вам отомстят русские". Произнеся эту краткую речь, генерал Рузский склонил свою голову и сказал: "Рубите".

Свидетель же Тимрот удостоверил, что он был"свидете-лем разговора бывшего председателя "Чрезвычайки" Атарбекова, Стельмаховича и политического комиссара 2-й армии с подошедшим к ним неизвестным Тимроту лицом. Разговор имел место в кооперативе "Чашка чаю". Подошедший спросил Атарбекова, правда ли, что красноармейцы отказались расстрелять Рузского и Радко-Дмитриева. Атарбеков ответил: "Правда, но Рузского я зарубил сам, после того, как он на мой вопрос, признает ли он теперь великую российскую революцию, ответил: "Я вижу лишь один великий разбой". "Я ударил, — продолжал Атарбеков, — Рузского вот этим самым кинжалом (при этом Атарбеков показал бывший на нем черкесский кинжал) по руке, а вторым ударом по шее". На эти слова Атарбекова Стель-махович или политический комиссар заметил, как ему не надоело об этом рассказывать.

Генерал Рузский, согласно показанию свидетеля Васильева, скончался после пяти нанесенных ему ударов, не издав при этом ни единственного стона.....

27 и 28 февраля 1919 года была разрыта Особой комиссией первая могила, находящаяся в северо-западном углу пятигорского городского кладбища, на расстоянии 19 саженей от западной стены кладбища и четырех с третью саженей от его северной стены.

По снятии верхнего слоя насыпи в южном и северном краях ее обнаружены были первые останки покойников в виде сильно разложившихся конечностей; в южном крае — на глубине четверти аршина от поверхности земли; а в северном — на глубине пол-аршина. При дальнейшем разрытии могилы начали попадаться отдельно лежавшие разные человеческие кости, а затем, по снятии еще некоторого слоя земли и расчистке показавшихся трупов, оказалось, что во всей могиле лежат разбросанными в самых разнообразных и неестественных положениях многочисленные трупы, сильнейшим образом разложившиеся, причем те из трупов, которые одеты в белье, сохранили еще кроме костей кашеобразную массу, оставшуюся от совершенно разложившихся тканей тела и внутренностей. Ни на одном трупе не остались целыми ткани тела и верхние покровы. Трупы переплетены между собою и свалены в одну груду, разровненную по всей поверхности могилы, причем такое переплетение трупов особенно сильно в юго-западной части могилы, где вообще их оказалось более, нежели в северо-восточной. Так, в юго-западной части могилы один из трупов нижними своими конечностями обнимал череп другого трупа. Конечности некоторых других трупов подогнуты и сведены между собою. По всей могиле обнаружены отдельно лежавшие черепа. При поднимании трупов они рассыпались на отдельные кости и части вследствие сильного разложения, от которого распространялся удушливый трупный запах.

На дне могилы стоит 10 заколоченных гробов, установленных в ряд и занимающих всю могилу.

Всего из этой первой могилы извлечено 25 трупов.

Эти останки были подвергнуты врачами-экспертами индивидуальному осмотру, причем определение повреждений, нанесенных погибшим, представляло значительные затруднения в силу полного гнилостного разложения всех мягких тканей, вследствие чего определение целости и возможных аномалий тканей было доступно лишь путем исследования оставшихся костей, которые еще не подверглись -в массе -процессу т левдга.

Врачи не могли не отметить полного отсутствия на останках погибших следов огнестрельных ранений.

Перейдя к рассмотрению останков тел погибших, врачи-эксперты при осмотре трупа № 1 нашли, что совершенное отделение головы от туловища, положение ее в стороне от корпуса и переломы обеих ключиц и грудины указывают на то, что в данном случае человек был обезглавлен ударом острорежущего орудия в область шеи и, возможно, перед тем получил удары тяжелым тупым орудием в область грудины и обеих ключиц с переломом этих костей.

При экспертизе трупа № 6, в котором впоследствии было опознано тело генерала Рузского, врачи констатировали пролом правой стороны черепного свода, рубленые повреждения левой половины затылочной и левой скуловой костей, а также многочисленные следы кровоизлияния на череп, кои свидетельствуют о не менее трех сильных ударах, нанесенных острорежущим орудием по черепному своду справа, по левой щеке и в область затылка, а также о многочисленных ударах тупым орудием по черепному своду, повлекших за собою многочисленные кровоизлияния, от чего и последовала смерть.

Перечисленные повреждения являются характерными для трупов, извлеченных из первой могилы, и привели врачей-экспертов к заключению, что орудиями, коими таковые были произведены, могли быть тяжелая шашка, ружейный приклад и, в единственном случае — штык.

По всей совокупности данных о положении трупов в могиле и полученных повреждениях вполне допустима, по мнению врачей, следующая картина гибели людей, трупы которых найдены в могиле: у края могилы происходила рубка по головам и шеям приговоренных и беспорядочное забрасывание могилы убитыми и умирающими"].

 

Фотография Николая Романова, сделанная после его отречения в марте 1917 года и ссылки в Сибирь

Около 15 часов 2 марта царь принял решение об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича.

В это время Рузскому сообщают, что в Псков выдвинулись представители Государственной Думы А. И. Гучков и В. В. Шульгин. В 15-10 об этом сообщено Николаю II. Представители Думы прибывают в царский поезд в 21-45. Гучков сообщил Николаю II, что существует опасность распространения беспорядков на фронте, и что войска Петроградского гарнизона перешли на сторону восставших немедленно, причём на сторону революции, по словам Гучкова, перешли остатки лояльных войск в Царском Селе. Выслушав его, царь сообщает, что уже принял решение отречься за себя и за сына.

rojanskiy_vitte.jpg

[Интересно, если бы знал  "мученник" что с ним и с его семьёй сделают "красные мясники" после такого отречения, подписал бы он такой бездарный и трусливый  манифест?]

2 марта в 23 часа 40 минут Николай передал Гучкову и Шульгину Манифест об отречении, который, в частности, гласил: «<…> Заповедуем брату нашему править делами государства в полном и нерушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. <…>».

Гучков и Шульгин также потребовали от Николая II подписать два указа: о назначении князя Г. Е. Львова главой правительства и великого князя Николая Николаевича верховным главнокомандующим; бывший император подписал указы, указав в них время 14 часов.

[Впрочем ни Гучкову, ни Шульгину ни отказы, ни указы Романовых не помогли, их обоих "выгнали с работы" довольно быстро и ни один из них, даже зарубежом - после бегства, ничего в России не изменили и не построили. Фактически каждый из них стремился удержать свою персональную  власть в Думе и правительстве. Никчёмность этих людей как политиков тоже очевидна, под стать самим Романовым в период переворота 1917 года].

После этого Николай записывает в своём дневнике: «Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется соц-дем партия в лице рабочего комитета. Нужно моё отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я поговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман».

Умеренно правая московская газета 4 марта так передавала слова императора Гучкову и Шульгину: «Я всё это обдумал, — сказал он, — и решил отречься. Но отрекаюсь не в пользу своего сына, так как я должен уехать из России, раз я оставляю Верховную власть. Покинуть же в России сына, которого я очень люблю, оставить его на полную неизвестность я ни в коем случае не считаю возможным. Вот почему я решил передать престол моему брату, великому князю Михаилу Александровичу».

Гучков и Шульгин убывают в Петроград 3 марта в три часа ночи, заранее сообщив правительству телеграфом текст трёх принятых документов. В 6 утра временный комитет Госдумы связался с великим князем Михаилом, сообщив ему об отречении уже бывшего императора в его пользу.

Во время встречи утром 3 марта с великим князем Михаилом Александровичем Родзянко заявляет о том, что в случае принятия им престола немедленно разразится новое восстание, и следует передать рассмотрение вопроса о монархии Учредительному собранию. Его поддерживает Керенский, против выступает Милюков, заявивший, что «правительство одно без монарха… является утлой ладьёй, которая может потонуть в океане народных волнений; стране при таких условиях может грозить потеря всякого сознания государственности». Выслушав представителей Думы, великий князь потребовал разговора с Родзянко наедине, и спросил, может ли Дума гарантировать его личную безопасность. Выслушав, что не может, великий князь Михаил подписал манифест об отказе от престола.

Михаил

[Смешно, но всего четыре человека (Рузский, Гучков, Шульгин и Родзянко) фактически произвели сами, без всяких усилий, государственный переворот - убедили трусливых Николая и Михаила Романовых бросить престол и НАРОД и подписать судьбоносные отказные  бумажки, даже без гарантий их личной безопасности. Большевикам даже ничего не пришлось придумывать - всё сделали авантюристы из окружения Романовых].

тряпка

3 марта уже бывший царь узнал об отказе великого князя Михаила Александровича от престола, записав в дневнике «Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четырехвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного Собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость! В Петрограде беспорядки прекратились — лишь бы так продолжалось дальше». Он составляет второй вариант манифеста об отречении, опять в пользу сына. Генерал А. И. Деникин утверждал в своих воспоминаниях, что 3 марта в Могилёве Николай заявил генералу Алексееву:

— Я передумал. Прошу вас послать эту телеграмму в Петроград. На листке бумаги отчётливым почерком государь писал собственноручно о своём согласии на вступление на престол сына своего Алексея… Алексеев унёс телеграмму и… не послал. Было слишком поздно: стране и армии объявили уже два манифеста. Телеграмму эту Алексеев, «чтобы не смущать умы», никому не показывал, держал в своём бумажнике и передал мне в конце мая, оставляя верховное командование.

 

4 марта командир Гвардейского кавалерийского корпуса отправляет в Ставку начальнику штаба Верховного Главнокомандующего телеграмму «До нас дошли сведения о крупных событиях. Прошу Вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность Гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха. Хан Нахичеванский». В ответной телеграмме Николай сообщил: «Никогда не сомневался в чувствах гвардейской кавалерии. Прошу подчиниться Временному правительству. Николай». По другим сведениям, эта телеграмма была отправлена ещё 3 марта, и генерал Алексеев так и не передал её Николаю. Существует также версия, что данная телеграмма была отправлена без ведома хана Нахичеванского его начальником штаба, генералом Винекеном. По противоположной версии телеграмма, наоборот, была отправлена ханом Нахичеванским после совещания с командирами частей корпуса.

Другая широко известная телеграмма поддержки была отправлена командиром 3-го конного корпуса Румынского фронта генералом Келлером Ф. А.. Неизвестно, дошла ли эта телеграмма до царя, но она дошла до командующего Румынским фронтом, приказавшего Келлеру сдать командование корпусом под угрозой обвинения в государственной измене.

5 марта возвращается генерал Иванов.

8 марта исполком Петросовета, когда стало известно о планах царя отъехать в Англию, постановил арестовать царя и его семью, конфисковать имущество и лишить гражданских прав. В Царское Село прибывает новый командующий Петроградским округом генерал Корнилов Л. Г., арестовавший императрицу, и расставивший караулы, в том числе для защиты царя от взбунтовавшегося царскосельского гарнизона.

8 марта царь в Могилёве прощался с армией, и издал прощальный приказ войскам, в котором завещал «сражаться до победы» и «повиноваться Временному правительству». Генерал Алексеев передал этот приказ в Петроград, однако Временное правительство под давлением Петросовета отказалось публиковать его.

В последний раз обращаюсь к Вам, горячо любимые мною войска. После отречения моего за себя и за сына моего от престола Российского, власть передана Временному правительству, по почину Государственной Думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия. Да поможет Бог и Вам, доблестные войска, отстоять Россию от злого врага. В продолжении двух с половиной лет Вы несли ежечасно тяжёлую боевую службу, много пролито крови, много сделано усилий, и уже близок час, когда Россия, связанная со своими доблестными союзниками одним общим стремлением к победе, сломит последнее усилие противника. Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы.
Кто думает о мире, кто желает его — тот изменник Отечества, его предатель. Знаю, что каждый честный воин так мыслит. Исполняйте же Ваш долг, защищайте доблестную нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному правительству, слушайте Ваших начальников, помните, что всякое ослабление порядка службы только на руку врагу.
Твёрдо верю, что не угасла в Ваших сердцах беспредельная любовь к нашей Великой Родине. Да благословит Вас Господь Бог и да ведёт Вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий.
8-го марта 1917 г.
Ставка. НИКОЛАЙ

Перед отъездом Николая из Могилёва представитель Думы в Ставке заявляет ему, что он «должен считать себя как бы арестованным».

8 марта Николай записывает в своём дневнике: «Последний день в Могилёве. В 10 ч. подписал прощальный приказ по армиям. В 10½ ч. пошёл в дом дежурства, где простился с со всеми чинами штаба и управлений. Дома прощался с офицерами и казаками конвоя и Сводного полка — сердце у меня чуть не разорвалось! В 12 час. приехал к мам’а в вагон, позавтракал с ней и её свитой и остался сидеть с ней до 4½ час. Простился с ней, Сандро, Сергеем, Борисом и Алеком. Бедного Нилова не пустили со мною. В 4.45 уехал из Могилёва, трогательная толпа людей провожала. 4 члена Думы сопутствуют в моём поезде! Поехал на Оршу и Витебск. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо».

9 марта в 11-30 царь прибыл в Царское Село, как «полковник Романов».

С 9 марта по 14 августа 1917 года Николай Романов, его жена и дети жили под арестом в Александровском дворце Царского Села.

Николай Романов с дочерьми Ольгой, Анастасией и Татьяной в Тобольске зимой 1917 года

В конце марта министр Временного правительства П. Н. Милюков пытался отправить Николая и его семью в Англию, на попечение Георга V, на что было получено предварительное согласие британской стороны; но в апреле, вследствие нестабильной внутриполитической ситуации в самой Англии, король предпочёл отказаться от такого плана — согласно некоторым свидетельствам, вопреки совету премьер-министра Ллойда Джорджа. Тем не менее, в 2006 году стали известны некоторые документы, говорящие о том, что вплоть до мая 1918 года подразделение MI 1 британского военного разведывательного управления осуществляло подготовку к операции по спасению Романовых, которая так и не была приведена в стадию практического осуществления.

Ввиду усиления революционного движения и анархии в Петрограде, Временное правительство, опасаясь за жизнь арестантов, решило перевести их вглубь России, в Тобольск; им разрешили взять из дворца необходимую мебель, личные вещи, а также предложить обслуживающему персоналу по желанию добровольно сопровождать их к месту нового размещения и дальнейшей службы. Накануне отъезда приехал глава Временного Правительства А. Ф. Керенский и привёз с собой брата бывшего императора — Михаила Александровича.

14 августа 1917 года в 6 часов 10 минут состав с членами императорской семьи и обслуги под вывеской «Японская миссия Красного Креста» отправился из Царского Села. 17 августа состав прибыл в Тюмень, далее арестованных перевезли по реке в Тобольск. Семья Романовых разместилась в специально отремонтированном к их приезду доме губернатора. Семье разрешили ходить через улицу и бульвар на богослужение в церковь Благовещенья. Режим охраны здесь был гораздо более легкий, чем в Царском Селе. Семья вела спокойную, размеренную жизнь.

Фрагмент большевистского агитационного плаката Царь, поп и кулак. М.: Изд. ВЦИК, 1918

В начале апреля 1918 года Президиум Всероссийского Центрального исполнительного комитета санкционировал перевод Романовых в Москву с целью проведения суда над ними. В конце апреля 1918 года арестанты были перевезены в Екатеринбург, где для размещения Романовых был реквизирован частный дом. Здесь же с ними проживали пять человек обслуживающего персонала: врач Боткин, лакей Трупп, комнатная девушка Демидова, повар Харитонов и поварёнок Седнёв.

В начале июля 1918 года уральский военный комиссар Ф. И. Голощёкин выехал в Москву для получения инструкций о дальнейшей судьбе царской семьи, которая решалась на высшем уровне большевистского руководства. 12 июля 1918 года Уральский Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, в условиях отступления большевиков под натиском белых войск и лояльного Комитета членов Учредительного собрания Чехословацкого корпуса, принял постановление о казни всей семьи, по всей видимости санкционированное или даже инициированное высшим большевистским руководством. Николай Романов, Александра Фёдоровна, их дети, доктор Боткин и три человека прислуги были расстреляны в «Доме особого назначения» — особняке Ипатьева в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

****************************

Источник: http://www.nik2.ru/documents.htm?id=267

      Анализ документов и свидетельств очевидцев подтверждают категорический вывод о том, что официальное, основанное на законе решение о расстреле членов царской семьи и лиц из окружения (исключая бывшего императора Николая II) Уралсоветом не принималось. Какие-либо конкретные обвинения в совершении уголовных, либо административных противоправных деяний Николаю II, членам его семьи и лицам из окружения не выдвигались.
Сохранились документы, которые восполняют текст утраченного подлинного решения о расстреле Николая II.
Официальный текст приговора, опубликованный через неделю после расстрела в Перми, гласит:
      «Постановление Президиума Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов:
Ввиду того, что чехо-словацкие банды угрожают столице красного Урала, Екатеринбургу; ввиду того, что коронованный палач может избежать суда народа (только что обнаружен заговор белогвардейцев, имевший целью похищение всей семьи Романовых), Президиум областного комитета во исполнение воли народа, постановил: расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного перед народом в бесчисленных кровавых преступлениях.
        Постановление Президиума областного совета приведено в исполнение в ночь с 16 на 17 июля.
        Семья Романовых переведена из Екатеринбурга в другое, более верное место.
      Президиум областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Урала».

      [Под "более  верным местом" большевики, видимо имели в виду могилу для всей семьи. Т.е. официального решения о расстреле других членов семьи Николая II не было].


        5 сентября 1918 г. при проведении следственных действий Сергеев И.А. осмотрел телеграмму, обнаруженную в здании телеграфа г. Екатеринбурга. Она представляла собой бланк Уральского Областного Совета Рабочих, Крестьянских и солдатских депутатом и имела следующий текст:
        «В виду приближения контр-революционных банд к Красной столице Урала – Екатеринбургу и в виду невозможности того, что коронованному палачу удастся избежать народного Суда /раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения бывшего царя и его семьи/ Президиум Ур. Обл. Сов. Раб. и Кр. Арм. Депутатов Урала исполняя волю революции постановил расстрелять бывшего Царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых насилиях над русским народом. В ночь с 16 на 17 июля приговор этот приведен в исполнение. Семья Романова, содержавшаяся вместе с ним под стражей, эвакуирована из города Екатеринбурга в интересах обеспечения общественного спокойствия. Президиум областного совета Раб. Кр. и Красноарм. Деп. Урала».

       Большой интерес для следствия представляет то, что цифры 16 и 17 написаны следующим образом: в каждой цифре карандашом написана цифра 1, и цифры 6 и 7 написаны на оставшихся местах красными чернилами. Над цифрами 16 и 17 надписано черными чернилами слова «шестнадцатого» и «семнадцатого» .
После того, как решение о казни состоялось, Ф.И. Голощекин поручил коменданту Дома особого назначения Я.М. Юровскому организовать расстрел всех членов царской семьи, доктора Боткина Е.С. и слуг находившихся в доме. После расстрела командир военной дружины Верх-Исетского завода П.З. Ермаков должен был обеспечить уничтожение либо надежное сокрытие трупов.
        Из воспоминаний участников расстрела видно, что сам Юровский Я.М. и лица, принимавшие участие в акции ясно не представляли как будет осуществляться казнь. Предлагались различные варианты: зарезать членов семьи спящими в постели, забросать их комнаты гранатами, расстрелять. Порядок казни был выработан при совместном обсуждении работниками УралоблЧК. В расстреле должны были принимать лица различной национальности, в основном солдаты УралоблЧК – латыши, входившие в охрану Дома особого назначения. В конечном счете Я.М. Юровским было принято решение о следующем порядке расстрела - каждый чекист должен был расстрелять заранее намеченную жертву из револьвера. Двое латышей отказались принять участие в расстреле и их сняли с охраны Дома особого назначения. Одновременно была выбрана комната для расстрела, находившаяся на первом этаже дома Ипатьева, где до этого располагались охранники. 16 июля утром Я.М. Юровский забрал из дома Леню Седнева, мальчика, помогавшего по хозяйству, объяснив это тем, что Седневу Л.И. необходимо встретиться с дядей Седневым И.Д. (Седнев И.Д. к этому времени был расстрелян в Екатеринбургской тюрьме). Я.М. Юровский собрал 12 револьверов системы Наган, находившихся в распоряжении охраны и около 23 часов раздал их «расстрельной» команде. Затем он сказал разводящему Медведеву П.С. о том, чтобы непосредственно перед началом расстрела тот предупредил охрану о проведении «ликвидации». Грузовик для перевозки трупов должен был придти заранее в 12 часов ночи, но появился только в 1.30 ночи . После прибытия грузовика охранники разбудили доктора Боткина Е.С., которому сообщили о том, что в связи с тревожным положением в городе оставаться на верхнем этаже опасно и необходимо всем срочно перейти в другое место. На сборы ушло примерно 40 минут, после чего царскую семью, слуг и доктора Боткина перевели в полуподвальное помещение этого дома, окном выходившее на Вознесенский переулок. цесаревича Алексея Николаевича Николай II нес на руках, поскольку тот не мог идти из-за болезни. По просьбе Александры Федоровны в комнату внесли два стула. На один села она, на другой цесаревич Алексей. Остальные расположились вдоль стены. Я.М. Юровский ввел в комнату «расстрельную» команду и прочитал приговор, в котором конкретно не указывались причины казни и фамилии приговоренных. Кроме лиц, официально назначенных для расстрела, в нем приняли участие еще несколько человек, вошедших в команду по собственной инициативе, а часть чекистов, назначенных Юровским Я.М., не принимала участия в расстреле. Запланированная Юровским Я.М. акция, когда один человек должен был расстрелять одну жертву, не состоялась. У лиц, привлеченных к расстрелу, кроме револьверов системы Наган были пистолеты различных моделей. Николай II, услышав приговор, попытался получить объяснения, но Я.М. Юровский дал команду, после чего началась беспорядочная стрельба. Следствием достоверно установлено, что в расстреле принимали участие Яков Михайлович (Янкель Хаимович) Юровский, его заместитель Григорий Петрович Никулин, чекист Михаил Александрович Медведев (Кудрин), начальник 2-й Уральской дружины Петр Захарович Ермаков, его помощник Степан Петрович Ваганов, охранник Павел Спиридонович Медведев, чекист Алексей Георгиевич Кабанов. Не исключается участие в расстреле охранника Виктора Никифоровича Нетребина, Яна Мартыновича Цельмса и красногвардейца Андрея Андреевича Стрекотина. Об остальных участниках расстрела достоверных данных не имеется. По национальному составу в «расстрельную» команду входили русские, латыши, один еврей (Юровский), возможно, один австриец или венгр. Указанные лица, а также другие участники расстрела после произнесения Юровским Я.М. приговора начали беспорядочную стрельбу, причем стрельба велась не только в помещении, где производился расстрел, но и из смежной комнаты. После первого залпа оказалось, что цесаревич Алексей, дочери царя, горничная А.С. Демидова и доктор Е.С. Боткин подают признаки жизни. Закричала великая княжна Анастасия, поднялась на ноги горничная Демидова А.С., длительное время оставался жив цесаревич Алексей. Их застрелили из пистолетов и револьверов, Ермаков П.З. добивал уцелевших штыком винтовки. После констатации смерти все трупы начали переносить в грузовик. Как установлено следствием, в ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в доме Ипатьева в Екатеринбурге были расстреляны: бывший император Николай II (Романов), бывшая императрица Александра Федоровна Романова, их дети - цесаревич Алексей Николаевич Романов, великие княжны Ольга Николаевна Романова, Татьяна Николаевна Романова, Мария Николаевна Романова и Анастасия Николаевна Романова, лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин, горничная Анна Степановна Демидова, повар Иван Михайлович Харитонов и лакей Алоизий Егорович Трупп.

***************************************

 

Источник: http://oko-planet.su/history/historydiscussions/173770-nikolay-ii-car-ovosch-monarh-bez-shansov-i-primernyy-semyanin.html

Репродукция фотографии Императора Николая Второго работы А.Пассети
Фото: РИА "Новости"

 

 21 марта 1917 года — был арестован последний Император Всероссийский. Так печально завершилось более чем 300-летнее правление Дома Романовых  

Манифест об отречении император подписал еще 2 марта в Пскове. По официальной версии он передал его двум членам Государственной Думы. Одним из них был Александр Гучков, который потом вошел в состав Временного правительства. Взамен от новых властей Николай II требовал немного. Свободного проезда в Царское Село к своей семье и гарантий безопасного проживания там, пока не выздоровят его дети, болевшие в то время корью. Потом - обеспечение проезда до Романова (Мурманска) с последующим выездом в Великобританию. Ну а после войны бывший царь хотел поселиться с семьей в своем имении в Крыму, в Ливадии. Такие гарантии ему были даны. Но 21 марта, едва сойдя с поезда в Санкт-Петербурге, Николай Романов был арестован. Его действительно отвезли к семье в Царское Село. Но оттуда все семейство отправили не в Мурманск, а в глубь Сибири, в Тобольск. А потом в Екатеринбург, где и расстреляли летом 1918 года.

«КП» попыталась разобраться, что произошло в период с момента отречения до ареста Николая II. И что могло бы произойти, если бы экс-император все-таки бы остался на свободе. Поэтому мы задали три одинаковых вопроса, специалистам, которые совершенно по-разному оценивают те события.

 

ВЗГЛЯД ФИЛОСОФА

 

Шансов у монархистов не было

 

Виктор АКСЮЧИЦ, политолог, доцент Государственной академии славянской культуры:

 

- До сих пор ходят слухи, что Манифест об отречении был подделан. Или же Николая II насильно заставили его подписать.

- Слухам о подделке — не верю. Заставили ли подписать — не знаю. Сам Николай публично никогда не опровергал, что отрекся. Более того, сохранилось его письмо к брату Михаилу (ему Николай передал трон — Ред.). В нем бывший царь прямо называет родственника императором.

- Стоило ли бывшему царю верить Временному правительству и возвращаться в Петербург?

- В тот момент он поставил свои личные интересы выше государственных. Рвался к больной семье в Петербург. На тот момент в мятежном городе находился его двоюродный брат Кирилл Владимирович. Но этот Романов одним из первых нацепил на себя красный бант и доверия к нему у Николая не было. Поэтому он хотел позаботиться о своей семье сам. Если бы царь думал о стране, то не оставил бы ее в тот момент без стержня. Вернулся бы в Ставку и через головы командующих армиями, которые его предали, обратился к генералам, офицерам и солдатам. В тот момент армия все еще была верна императору.

- Альтернативная история: если бы Николая II и его семью выпустили за границу, а после войны разрешили вернуться, как бы могла повернуться история страны?

- Шансов на восстановление монархии не было. В стране не существовало силы, которая делала бы ставку на самодержавие. В 1917 году все командующие фронтами царской армии, многие из которых потом стали лидерами Белого движения, поддержали отречение императора и создание Временного правительства. Единственный лозунг белогвардейцев: «За Россию - единую и неделимую». Ни в народе, ни в среднем классе, ни даже в элите идея монархии не была популярна. Но власть виновата сама. Когда было подавлено восстание 1905 года, то руководство страны стало бояться проявления любой общественной мысли, давило все ее ростки. В том числе и те, силы, которые изначально выступали за монархию.

Но если бы Николаю дали уехать, то, возможно, он и стал бы каким-то символом, знаменем. Живой царь, пусть и в эмиграции, — это не шутка! Думаю, в этом случае, даже большевики вели бы себя осмотрительнее со своим народом.

 

ВЗГЛЯД ЭКОНОМИСТА

 

«Надо было лучше договариваться. Как Ельцин»

 

Александр РАЗУВАЕВ, публицист, директор аналитического департамента компании «Альпари»: 

 

- До сих пор ходят слухи, что Манифест об отречении был подделан. Или же Николая II насильно заставили его подписать.

- Я верю в официальную версию. Слишком мягкий был наш царь. Надавили, он сразу и сдался. Будь на месте Николая его папа Александр III, то при первых признаках восстания сам поскакал бы в Петербург и лично из револьвера перестрелял бунтовщиков. А у последнего царя не хватило политической самостоятельности. Я его называю «Царь — овощ».

- Стоило ли ему верить Временному правительству и возвращаться в Петербург?

- Думаю, нет. В Ставке он все же мог руководить войсками, влиять на ход событий. Или же ему четче надо было проговаривать условия отречения и выражения лояльности к новым властям. Сумел же это сделать Борис Ельцин. Первый президент России добровольно отдал отдал власть, но его самого, семью, финансы не тронули. А Борис Николаевич находился в более тяжелых условиях, чем Николай II. У Ельцина в стране вообще не было никакой поддержки. За царем же определенные слои стояли — об этом говорит последующая гражданская война.

- Альтернативная история: если бы Николая II и его семью выпустили за границу, а после войны разрешили вернуться, как бы могла повернуться история страны?

- Останься Романовы в России и не произойди большевистского переворота, то, думаю, то, думаю, кто-то из них со временем бы вернулся на престол. Была бы у нас сейчас конституционная монархия. Даже не смотря на хаос того времени и поражение в Первой Мировой, страна быстро бы воспряла. Заплатили бы какие-то репарации Германии, потеряли Финляндию, Прибалтику, Польшу, но это не существенно. Сейчас бы Россия была среди первых стран планеты.

 

ВЗГЛЯД ИСТОРИКА

 

Манифест об отречении можно было признать недействительным

 

Михаил ХОДЯКОВ, зав. кафедрой новейшей истории России С.-Петербургского государственного университета: 

 

- До сих пор ходят слухи, что Манифест об отречении был подделан. Или же Николая II насильно заставили его подписать.

- Основания для таких сомнений были. В Библиотеке Академии Наук (БАН) в Петрограде/Ленинграде до момента раскручивания в 1929 г. так называемого «Академического дела» тайно хранился документ, который давал основания для того, чтобы дезавуировать отречение последнего российского императора и объявить упразднение монархии недействительным. Сегодня опубликованы фотокопии двух экземпляров манифеста с подписью Николая II. Согласно им, подлинники были напечатаны на пишущей машинке на листе большого формата. Оба экземпляра отличаются тем, что на одном, подписанном Николаем карандашом, вписано время: «2 марта 15 час мин 1917 г.». На другом же, подписанном Николаем чернилами, время обозначено иное: «2-го марта 15 час 5 мин 1917 г». Экземпляр, датированный чернилами «15 час 5 мин» дошел до нас в подлиннике. В настоящее время он хранится в личном фонде Николая в Государственном архиве РФ. Экземпляр же, имеющий карандашную пометку «15 час», дошел до нас только в фотокопии. Местонахождения подлинника этого фотографического экземпляра неизвестно. Таким образом, существовало 2 экземпляра окончательного текста.

Факт существования двух экземпляров «акта» в различным обозначением времени подписания, дезавуирует подлинность каждого в отдельности. Поэтому при благоприятных обстоятельствах «акт отречения» мог быть оспорен как юридически несостоятельный. Для этого нужно было иметь на руках подлинник. Он-то и хранился тайно в Отделе рукописей БАН в запечатанном конверте до конца 1920-х годов. Более того, этот экземпляр имел подчистку в дате, что делало его недействительным.

То, что сотрудники БАН скрывали этот документ, предоставляло повод для реальных политических обвинений руководства Академии наук в монархическом заговоре.

- Стоило ли ему верить Временному правительству и возвращаться в Петербург?

- Решение об аресте Николая принял Исполком Петроградского Совета уже 3 марта 1917 г. - «арестовать династию Романовых и предложить Временному правительству произвести арест совместно с Советом...». Под давлением Петросовета Временное правительство приняло 7 марта постановление: «Признать отрекшегося императора Николая II и его супругу лишенными свободы и доставить отрекшегося императора в Царское Село».

- Альтернативная история: если бы Николая II и его семью выпустили за границу, а после войны разрешили вернуться, как бы могла повернуться история страны?

- Отправке бывшего царя в Англию воспрепятствовало вовсе не Временное правительство или лично Александр Керенский, а сами англичане, которые забрали назад свое первоначальное приглашение о прибытии его на острова (опасаясь роста недовольства левых сил в стране и в Парламенте). Думаю, что развитие событий в советской России (с живым царем в эмиграции или без него) пошло бы точно таким же путем, каким пошло осенью 1917 года. Только борьба за укрепление советской власти оказалась бы более длительной и кровопролитной. Но и без Николая в эмиграции активно действовали монархические группы, вели свою работу реальные, а не вымышленные претенденты на русский престол.

 

ОПРОС

 Кто мог бы стать монархом, если Россия вернется к этой форме правления?

  • Представитель династии Романовых - потомок   последнего российского императора — 6%,
  • Российский политик или общественный деятель, избранный народом на референдуме или на Земском соборе — 13%,
  • Другой — 2%,
  • Считаю в данный момент восстановление монархии невозможным, неправильным — 70%,
  • Затруднились ответить — 9%

© 2011 Международная славянская правовая академия Правь
Создание, разработка сайта - студия Мегагрупп.ру.