Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Новости

Яндекс.Погода

Главная  / Судебная практика / Конституционный Суд РФ считает, что лишение права человека на судебную защиту обеспечивает стабильность в России

Конституционный Суд РФ считает, что лишение права человека на судебную защиту обеспечивает стабильность в России

          Интересен также  подход  Конституционного Суда РФ по вопросу о  конституционности сроков исковой давности. Так, определением  Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2010 г. N 266-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Н.Я.Я.  на нарушение его конституционных прав статьями 196 и 199 Гражданского кодекса Российской Федерации"  было установлено:

         «1. Вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции гражданину Я.Я.Н. отказано в иске к гаражно-потребительскому кооперативу "Заря" (о признании незаконным решения общего собрания кооператива) в связи с пропуском установленного законом срока исковой давности, о применении которого было заявлено ответчиком.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Я.Я. Н. просит признать противоречащими статьям 2, 15, 17-19, 45, 46, 55 и 56 Конституции Российской Федерации статьи 196 и 199 ГК Российской Федерации об общем сроке исковой давности и последствиях его пропуска - в той мере, в какой они позволяют отказывать лицу в судебной защите его нарушенного права.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Установление в законе общего срока исковой давности (т.е. срока для защиты интересов лица, право которого нарушено), а также последствий его пропуска обусловлено необходимостью обеспечить стабильность отношений участников гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя [....]. Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Николаева Якова Яковлевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит».

      Как видно, суд все же признает, что государство установило срок для защиты интересов лица, право которого нарушено, но ссылается на положение, которое не закреплено в Конституции РФ как основание для ограничения или прекращения права на судебную защиту.  Такое положение не закреплено и в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации". Но суд пишет, что жалоба не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой. Каким конкретно положениям жалоба не соответствует в  определении не указано и вовсе. По меньшей мере, такое решение необоснованно и  неконституционно.

Наблюдаем  картину - ни один из доводов суда не  основан на Конституции РФ, он не  сослался ни на одну из ее статей, не учел высшую ценность нашего государства - человека, его права.

Как следует из данного определения, высшая ценность, которой руководствовался суд - это «стабильность отношений участников гражданского оборота». Стабильность определяется в литературе как способность системы функционировать, не изменяя собственную структуру и находиться в равновесии. Это определение должно быть неизменным во времени.

Из этого вытекает следствие - те отношения участников гражданского оборота, которые по истечении сроков давности включали и включают нарушение прав одного из участников, причиненный ему вред  - это  отношения, которые, по мнению высших органов власти России, должны быть неизменны и должны быть частью структуры всех регулируемых государством отношений.

       Из этого следствия вытекает другой важный вывод - наше государство вместо того, чтобы бороться с общественно вредными отношениями, регулирует и защищает их, равно как и антиконституционные низменные интересы лиц - нарушителей прав других.

           Между тем, статья 2 Конституции РФ гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». Как видно, данная статья является основой конституционного строя РФ, не содержит ограничения для РФ и для прав граждан  виде установления  сроков защиты нарушенных прав (по истечении которых право на судебную защиту прекращается, фактически  человека лишают этого права) и запрещает РФ отказывать в защите нарушенных прав по мотивам пропуска каких-либо сроков, т.к. защита прав человека - это обязанность Российской Федерации.

Ст. 46 Конституции РФ гласит: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

Ст. 12 ГК РФ указывает способы защиты  гражданских прав - в т.ч. признание права, восстановление положения, существовавшего  до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

    Ст.56 Конституции подчеркивает: «Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 - 54 Конституции Российской Федерации». Таким образом, в самой Конституции содержится запрет ограничивать какими-либо сроками давности право на  судебную защиту нарушенных прав, тем более лишать человека права на судебную защиту в форме отказа в удовлетворении иска по гражданским делам. Статья же 199 ГК РФ, в частности, противоречит Конституции РФ, так как согласно ей «Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске».

         Получается ВЕСЬМА нелепая и античеловечная картина работы государства в лице судов, которую можно выразить простыми словами: «Приходит человек к государству и просит его о защите от правонарушителя. А государство спрашивает у правонарушителя: «Не хотите ли Вы, чтобы мы отказали  потерпевшему в защите по нашим мотивам не защищать человека по истечении трехгодичного срока давности?». Ответчик (правонарушитель)  заявляет - «Конечно хочу, я же не хочу нести ответственность и восстанавливать права потерпевшего». Государство сообщает  истцу: «Мы тебя защищать не  будем, так как мы установили сроки для защиты твоих прав, поэтому  лишили тебя права на судебную защиту. Ты сам виноват, что пропустил срок». Виновный торжественно уходит, с чувством глубокого удовлетворения, что не нужно восстанавливать права потерпевшего, чтобы продолжить нарушать права человека, а потерпевший уходит униженный и без надежды восстановить свои права.

Даже для неюриста ОЧЕВИДНА антигуманитарная и антиправовая позиция государства.

         В то же время государство все же, в порядке исключения, не распространяет исковую давность на судебную защиту ряда прав:

Статья 208 ГК РФ (Требования, на которые исковая давность не распространяется) гласит:

       «Исковая давность не распространяется на:

требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом;

требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов;

требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска;

требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304);

другие требования в случаях, установленных законом». 

Данной статьей ГК РФ также устанавливает дискриминацию и нарушает право человека на равное отношение государства в части защиты его прав.

         Таким образом, ГК РФ, противоречащий Конституции РФ в случае его применения нарушает целый ряд   КОНСТИТУЦИОННЫХ прав и свобод людей, а именно:

1)  право на равное отношение со стороны государства в части судебной защиты (вне зависимости от истечения каких-либо сроков, пропуск которых ставит человека в неравное положение с другими гражданами (которые не пропустили срок давности) в части наличия права на судебную защиту и его реализации,  т.к. человека лишили права на нее). Это право предусмотрено ст. 19 Конституции РФ:

«1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

2)  право на государственную и судебную защиту, так как человека ГК РФ лишает такого права по мотивам пропуска трехгодичного срока давности.

Эти права и др. права закреплены в следующих статьях Конституции РФ:

«Статья 45 

1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Статья 46

1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

3. Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

    Хочу особо подчеркнуть, что указанные выше нарушенные ГК РФ права предусмотрены не только Конституцией РФ, но и международно-правовыми документами. Так, Всеобщая декларация прав человека, принятая и провозглашенная  резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948 года, нормы которой являются в соответствии со ст. 15 Конституции РФ частью нашей правовой системы,  в целом ряде статей гласит:

«Статья 1

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

Статья 2

Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.

Статья 6

Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

Статья 7

Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.

Статья 8

Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

Статья 10

Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

Статья 28

Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, могут быть полностью осуществлены».

             Как видно, ст.8 этой  декларации тоже не ограничивает право человека на судебную защиту  какими-либо сроками давности и не лишает человека этого права по истечению этих сроков.

             Таким образом, ГК РФ в оспариваемой части нарушает и международно-правовые документы.

© 2011 Международная славянская правовая академия Правь
Создание, разработка сайта - студия Мегагрупп.ру.