Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Новости

Яндекс.Погода

Герб России

            25 декабря 2000 года был принят федеральный конституционный закон «О Государственном гербе Российской Федерации», подтвердивший герб образца 1993 года (нынешний) в качестве государственного и утвердивший правила его использования.

Статья 1. Государственный герб Российской Федерации является официальным государственным символом Российской Федерации.

Государственный герб Российской Федерации представляет собой четырёхугольный, с закруглёнными нижними углами, заострённый в оконечности красный геральдический щит с золотым двуглавым орлом, поднявшим вверх распущенные крылья. Орёл увенчан двумя малыми коронами и - над ними - одной большой короной, соединёнными лентой. В правой лапе орла - скипетр, в левой - держава. На груди орла, в красном щите, - серебряный всадник в синем плаще на серебряном коне, поражающий серебряным копьём чёрного опрокинутого навзничь и попранного конём змея.

Статья 2. Воспроизведение Государственного герба Российской Федерации допускается без геральдического щита (в виде главной фигуры - двуглавого орла с атрибутами, перечисленными в статье 1), а также в одноцветном варианте.

 

Три короны олицетворяют суверенитет как всей Российской Федерации, так и её частей, субъектов федерации. Скипетр с державой, которые двуглавый орёл держит в лапах, символизируют государственную власть и единое государство.

Автор наиболее распространённого изображения герба Российской Федерации - народный художник Евгений Ухналёв.

Coat of Arms of the Russian Federation.svg

 

Герб Московского княжества, XV век

Coat of Arms of Russia 1497.gif

 

 

На печати Ивана III Великого изначально был изображен «наездник с копьём, поражающий змея», символ Москвы и всего Московского княжества. Двуглавый орёл был принят государственным гербом после его венчания с Софьей (Зоей) Палеолог, племяннице последнего императора Византии Константина Палеолога, в 1472-ом году, якобы, как символ передачи наследия павшей Византии Русскому государству .

palaeologoi_eagle.jpgЗнаменитый герб чужого государства - Византии династии Палеологов (среди которых - члены семьи московского князя)

          Правда, какое именно наследство было передано от Византии, история умалчивает. Софья Палеолог родилась уже после падения Византии - в 1455 году. Представим себе гипотетическую аналогичную ситуацию: русский царь видит, что обрушилось соседнее когда-то мощное государство, с красивой (?) двуглавой птицей на гербе и с христианской религией (которая не спасла, но даже способствовала краху). Единственно "верное" решение в такой ситуации - обязательно жениться на иностранке-принцессе и заимствовать герб развалившегося государства, дать возможность многочисленной родне иностранцев проживать у себя, получать много льгот и наследство (государственное имущество). Кому такое решение выгодно? Наверное только иностранцам из погибающего государства. Брать в качестве "родного" символ  государства, которое сгнило и разрушилось, это дурной знак. У Византии кроме позора и краха на политической арене ничего не было.

         Организовал брак Ивана III c Софьей католический священник - римский папа Павел II (что сразу отметает православный характер связей, скорее наоборот - еретический для русской православной церкви). Он же и дал знаменитое приданое Софье - 6 тысяч дукатов. Он же и организовал заочное (!) обручение Ивана III с Софьей в Риме. То есть, жених и невесту не видел вживую до обручения. Не правда ли, "мудрое" решение? Ивану III, похоже, совсем не важно было как выглядит Софья, какая личность у неё. К тому же Ивану III было неважно и то, что Софья уже не имела отношения к государственной элите (Византии-то уже не было, как и наследия).

        Подобные вещи никак не характеризуют Ивана III ни как мудрого государственного деятеля, ни как религиозного деятеля (т.к. такой брак - повод для раскола общества, что и произошло), ни как взыскательного мужчину. Он просто пошёл на поводу у католической церкви и взял в жены даже не действующую принцессу, не знающую языка и обычаев нашего народа, от которой отказалось уже несколько женихов до Ивана III. Дальнейшая судьба других представителей коренной национальной династии московских князей показала, что Софья активно и успешно пыталась их выжить (см. ниже). Вполне возможно, что Софья  успешно решила стратегические задачи именно католической церкви по ослаблению русского государства.  

        

После окончательной ликвидации зависимости от Золотой Орды впервые появляется великокняжеская печать Ивана III. Первое достоверное свидетельство использования двуглавого орла в качестве государственной эмблемы является данная печать, скрепившая в 1497 году его грамоту на земельные владения удельных князей. Тогда же изображения позолоченного двуглавого орла на красном поле появились на стенах Грановитой палаты в Кремле.

 

 

Мнение.

А. Барыбин

Как появился двуглавый орел в гербе России?


Герб - двуглавый орел достался России в наследство от Византии после бракосочетания Софьи Палеолог, племянницы последнего византийского императора, с великим князем Иваном III. Отчего греческая царевна предпочла московского князя остальным претендентам на ее руку? А претенденты из знатнейших европейских фамилий были, и всем Софья отказала. Может быть, она хотела выйти замуж за человека одного с ней православного вероисповедания? Возможно, но вряд ли непреодолимым препятствием был бы для нее брак с женихом, например, католической веры. Ведь не помешала православная вера перейти в подданство исламскому султану ее дяде Димитрию Палеологу, а позже и брату Мануилу. Основным мотивом был, бесспорно, политический расчет папы римского, у которого воспитывалась Софья. Но решение это пришло не вдруг и не просто.

* * *


Сначала обратимся к истории Византии. В 395 году Римская империя разделилась на восточную (Византийскую) и западную. Византия считала себя преемницей Рима и - по праву. Запад вступил в период упадка культуры, духовной жизни, а в Константинополе общественная жизнь по-прежнему бурлила, процветали торговля, ремесла, был введен правовой кодекс Юстиниана. Сильная государственная власть ограничива ла влияние церкви на интеллектуальную жизнь, что благотворно сказывалось на образовании, науке и искусстве. Византия, являясь мостом между Европой и Азией, занимала важнейшее стратегическое положение. Но и воевать она была вынуждена на все четыре стороны - с персами, готами, аварами, гуннами, славянами, печенегами, половцами, норманнами, арабами, турками, крестоносцами. С конца XII века звезда Византии постепенно клонится к упадку. То было время отчаянной, полной драматизма борьбы с могущественным соперником - турками, энергичным, воинственным и многочисленным народом. (Напор его не ослабевал и держал в ужасе Европу вплоть до XVIII века.) Постепенно, по частям турки захватывали земли империи. В конце XIV века им покоряются балканские славянские страны, и положение Византии становится критическим. Кульминация борьбы пришлась на XV век. Византия сражалась упорно, мужественно, изобретательно. Знаменитая византийская дипломатия проявляла чудеса находчивости. В значительной мере именно ее стараниями в свое время были совершены знаменитые крестовые походы рыцарей, существенно ослабившие турецкий султанат и отсрочившие крах империи. Своих сил справиться с турецкой опасностью Византии не хватало. Только объединенные усилия всей Европы могли бы остановить турецкую экспансию. Но к такому объединению европейским политикам прийти не удавалось: камнем преткновения оставалась религиозная рознь между православной Византией и католическим Западом (как известно, раскол христианской церкви произошел в IX-XI веках). И тогда император Иоанн VII Палеолог предпринимает в 1438 году поистине историческую попытку сблизить церкви. Византия в то время находилась в тяжелейшем положении: под ее властью оставались ближайшие пригороды Константинополя, несколько мелких островов да деспотат Морея, с которым не было сухопутно го сообщения. Тонкая нить действующего перемирия с турками вот-вот должна была порваться. Иоанн III договаривается с папой римским Евгением IV о созыве Вселенского собора с целью осуществить наконец объединение церквей. Византийцы проводят максимально возможную в тех обстоятельствах подготовку к собору, который, по их плану, должен принять общие для всего христианского мира церковные догматы. В ходе этой подготовки (для нашего рассказа факт очень важен) митрополитом московским назначают известного церковного деятеля, дипломата, оратора и мыслителя Исидора, убежденного сторонника объединения церквей (именно он невольно сыграл большую роль в судьбе Софьи Палеолог и Ивана Васильевича). В 1438 году из Константинополя в Италию выехала делегация во главе с императором и патриархом. Митрополит Исидор с делегацией из России прибыл отдельно. Больше года в Ферраре, потом во Флоренции продолжались ожесточенные богословские споры. Они не привели к соглашению ни по одному пункту. К концу собора на греческую сторону было оказано сильное давление, и византийцы подписали итоговый документ, так называемую Флорентийскую унию, в которой согласились с католиками по всем позициям. Однако в самой Византии уния разделила народ на ее сторонников и противников. Итак, слияния церквей не произошло, единственно правильный политический ход не состоялся. Византия осталась лицом к лицу с могущественным врагом. С легкой руки французских просветителей XVIII века, видевших в Византии оплот монархизма, о ней традиционно принято говорить как о стране загнивающей, застойной, дряхлеющей (такое отношение усиливалось неприязнью к православию). Наши мыслители Чаадаев и Герцен тоже ее не жаловали. У западных историков до сих пор в отношении к Византии сквозит легкое пренебрежение. А между тем она стояла в самом важном стратегическом пункте, на границе Востока и Запада, владела проливами и держалась 1100 лет! Византия, пусть ослабевшая, не только героически боролась с многочисленными нашествиями, но и хранила колоссальный культурный потенциал, накопленный древними греками и римлянами. Когда в Европе царили церковное мракобесие и нетерпимость к любому отклонению от библейских канонов, в Константинопольском университете преподавалось римское право, все граждане Византии юридически были равны перед законом, грамотные люди зачитывались античными авторами, а в школах же учили читать по Гомеру! И еще не известно, когда бы появилось итальянское Возрождение, повернувшее человека от бесплодной схоластики к блеску античной культуры, если бы не постоянные культурные контакты европейцев с восточным соседом. В апреле 1453 года Константинополь был осажден войсками турецкого султана Мехмеда II численностью, по разным оценкам, от 200 до 300 тысяч воинов. Мощнейшая по тем временам артиллерия, огромное количество осадной техники, большой флот, прекрасные специалисты по проведению подкопов и взрывных работ - все было направлено против великого города. Осада велась непрерывно и упорно. Чтобы лишить греков относительной безопасности их морских стен, во внутреннюю гавань Золотой Рог, защищаемую цепями, турки уже в ходе боев перевезли волоком по многокилометровому деревянному настилу 70 тяжелых боевых кораблей. Что всей этой силе могли противопоставить византийцы? Мощные старинные каменные стены и башни, глубокие рвы, ловушки и другие оборонительные сооружения, построенные в разные времена прекрасными фортифика ционными инженерами. Город был неприступен для доогнестрельного оружия. Но на стенах почти не было артиллерии, и осажденные использовали в бою лишь камнеметные машины. Император смог выставить на стены только 7 тысяч воинов, в гавани находилось всего 25 кораблей. В самом городе шли непрекращающиеся религиозные споры между православными и католиками, спровоцированные принятием Флорентийской унии. Религиозная рознь сильно ослабила оборонный потенциал Константинополя. И это тоже учитывал Мехмед. Но, несмотря ни на что, боевой дух защитников оказался невероятно высоким. Героическая оборона Константи нополя вошла в легенды. Оборону возглавлял и вдохновлял последний император Византии Константин XI Палеолог, мужественный и опытный воин с сильным и решительным характером. Полтора месяца отражаются все штурмы, все нападения с моря, разгадываются и ликвидируются подкопы. Но 29 мая 1453 года во время последнего штурма под ударами ядер обрушилась часть стены. В пролом ринулись отборные части янычар. Константин собирает вокруг себя оставшихся защитников и бросается в последнюю контратаку. Силы слишком неравны. Видя, что все кончено, он, потомок древних греков, ринулся с мечом в руках в гущу боя и геройски погиб. Великий город пал. Византия погибла, но погибла непобежденной. "Погибаю, но не сдаюсь!" - девиз ее героических защитников. Падение Константинополя произвело оглушительное впечатление во всем тогдашнем мире. Европейцы словно бы верили в чудо и ждали, что город вновь устоит, как бывало не раз в прошлом. Три дня завоеватели убивают, грабят, насилуют, угоняют жителей в рабство. В огне гибнут книги, произведения искусства. Немногие могли спастись на кораблях. Начался исход в Европу из еще свободных византийских земель. Из ближайших родственников Константина в живых остались два брата - Димитрий и Фома, которые правили каждый своей частью деспотата Морея на полуострове Пелопоннес. Турки планомерно присоединяли к султанату оставшиеся земли Византии. Очередь Мореи наступила в 1460 году. Димитрий остался на службе у султана. Фома уехал в Рим с семьей. После его смерти два его сына, Андрей и Мануил, и дочь Софья оказались на попечении папы римского. Софья своим обаянием, красотой и умом заслужила всеобщую любовь и уважение в Риме. Но годы шли, ей пора замуж. Папа Павел II предлагает высокородных женихов, однако всех она отвергает (и даже короля Франции, и герцога миланского) под предлогом, что они не ее веры. Окончательное решение выдать Софью замуж за князя московского Ивана III Васильевича, овдовевшего несколько лет назад, папа принял под влиянием кардинала Виссариона. Виссарион Никейский, один из самых просвещенных людей своей эпохи, в прошлом православный митрополит - близкий друг и единомышленник Исидора московского в стремлении объединить церкви. Они вместе активно выступали на Флорентийском соборе, и, естественно, Виссарион много слышал и знал о России. Великий князь московский был в ту пору единственным православным монархом, независимым от турок. Опытные политики в Риме видели, что усиливающаяся Россия имеет будущее. Римская дипломатия постоянно искала способы противодействия османской экспансии на Запад, понимая, что после Византии может наступить черед Италии. Поэтому в будущем можно было бы рассчитывать и на военную помощь России против турок. И тут такой удобный случай: браком вовлечь Ивана Васильевича в сферу римской политики и сделать попытку подчинить католическому влиянию огромную и богатую страну. Итак, выбор сделан. Инициатива исходила от папы Павла II. В Москве обо всех тонких хитросплетениях в папском дворце и не подозревали, когда нагрянуло посольство из Италии с предложением династического брака. Иван, по своему обыкновению, советовался с боярами, с митрополитом, с матерью. Все дружно говорили ему одно, и он согласился. Последовал обмен посольствами. Затем были триумфальное путешествие невесты из Рима в Москву, торжественный въезд Софьи в Кремль, первое свидание молодых, знакомство невесты с матерью жениха и, наконец, свадьба. А теперь посмотрим в исторической ретроспективе на некоторые важные события в жизни двух стран - Византии и России, - имеющие отношение к двуглавому орлу. В 987 году великий князь киевский Владимир I заключил договор с византийским императором Василием II, по которому он помог императору подавить мятеж в Малой Азии, а взамен тот должен был отдать Владимиру в жены свою сестру Анну и прислать священников для крещения языческого населения. В 988 году на Руси официально вводится православие по византийским обрядам. Этот шаг определил дальнейшую судьбу и культуру России. Но принцесса не приехала. И тогда в 989 году великий князь захватывает византийскую колонию Херсонес в Тавриде. В последовавших переговорах пришли к соглашению: Владимир вернет город грекам, как только Анна приедет к жениху. Так все и получилось. Этот династический брак стал исключительным событием в то время: Анна - сестра Василия II и дочь предыдущего императора Романа II. До этого момента ни одна порфирородная принцесса или царевна византийская не выходила замуж за иностранца. Порфирородными считались дети императоров, рожденные в особом помещении женской половины император ского дворца в Константинополе - Порфире. Императорами в Византии могли стать даже случайные люди, что, кстати, часто и происходило. Но порфирородными могли быть только дети правящих императоров. Вообще в раннем средневековье авторитет и престиж византийского двора в глазах европейцев были огромны. Королевские дома Европы почитали для себя за высшую честь иметь хоть какой-нибудь знак внимания от императора, не говоря уж о родственных связях. Поэтому женитьба Владимира на Анне имела большой резонанс в том мире и увеличила международный вес новой христианской державы в самом начале ее христианского пути. И вот через пять веков последняя царевна уже погибшей Византии тоже выходит замуж за русского великого князя. В наследство она приносит в нашу страну древний герб Византийской империи - двуглавого орла. Погибшая некогда великая империя словно бы передавала эстафету стране тоже православной со складывающейся великорусской нацией. Несколько слов о самых первых следствиях для России приезда Софьи с гербом ее предков. Высокообразо ванная по тем временам, она сама и ее греческие приближенные явно положительно повлияли на культурный уровень при дворе великого князя, на становление иностранного ведомства, на увеличение престижа великокня жеской власти. Новая жена поддерживала Ивана III в его стремлении наладить отношения при дворе, упразднить уделы и установить порядок престолонаследия от отца к старшему сыну. Софья с ее ореолом императорского величия Византии была для русского царя идеальной женой. Это было великое княжение. Фигура Ивана III Васильевича, в основном завершившего объединение русских земель в единое государство, была для своего времени по масштабности деяний сравнима разве что с Петром I. Одно из самых славных дел Ивана III - бескровная победа России над татарами в 1480 году после знаменитого "стояния на реке Угре". Полное юридическое освобождение от остатков ордынской зависимости ознаменова лось появлением на Спасской башне Кремля византийского, а теперь русского двуглавого орла. Двуглавые орлы в гербах не такая уж редкость. С XIII века они появляются в гербах графов Савойских и Вюрцбургских, на баварских монетах, они известны в геральдике рыцарей Голландии и Балканских стран. В начале XV века император Сигизмунд I делает двуглавого орла гербом Священной Римской империи, а после ее распада в 1806 году двуглавый орел становится гербом Австрии (до 1919 года). И Сербия и Албания имеют его в своих гербах. Он же в гербах потомков греческих императоров. Как он появился в Византии? Известно, что в 326 году император Римской империи Константин Великий делает двуглавого орла своим символом. В 330 году он переносит столицу империи в Константинополь, и с этого времени двуглавый орел - государственный герб. Империя распадается на западную и восточную, а двуглавый орел делается гербом Византии. В появлении двуглавого орла как символа еще много непонятного. Известно, например, что он изображал ся в Хеттском государстве, сопернике Египта, существовавшем в Малой Азии во втором тысячелетии до нашей эры. В VI веке до н. э., как свидетельствуют археологи, двуглавый орел прослеживается в Мидии, восточнее бывшего Хеттского царства. В 1497 году он впервые появляется как государственный герб на двусторонней восковой государственной печати России: на ее лицевой стороне изображен герб Московского княжества - всадник, поражающий дракона (в 1730 году официально получил название Святого Георгия), а на оборотной - двуглавый орел. Почти за пятисотлетнюю жизнь в России изображение орла на русском гербе неоднократно изменялось. На печатях двуглавый орел просуществовал до 1918 года. С Кремлевских башен орлов сняли в 1935 году. И вот 30 ноября 1993 года Указом Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина двуглавый державный орел России вновь возвращен на российский герб. А в конце XX века Дума узаконила все атрибуты символики нашей страны. Византийская империя была евроазиатской державой. В ней жили греки, армяне, турки, славяне и другие народы. Орел в ее гербе с головами, смотрящими на Запад и на Восток, символизировал в том числе и единство этих двух начал. Как нельзя более подходит это и для России, которая всегда была страной многонациональной, объединяющей под одним гербом народы и Европы и Азии. Державный орел России - не только символ ее государственности, но и символ тысячелетней истории, наших древних корней. Он - символ исторической преемственности культурных традиций - от погибшей великой империи, сумевшей сохранить для всего мира эллинскую и римскую культуры к молодой растущей России. Двуглавый орел - символ объединения и единства земель российских".

 

Ещё мнение.

Софья (она же - Зоя) Палеолог.

              В 1466 году венецианская сеньория предложила кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну ее кандидатуру в качестве невесты, но он отказался. По словам о. Пирлинга, блеск ее имени и слава предков были плохим оплотом против оттоманских кораблей, крейсировавших в водах Средиземного моря. Около 1467 года папа Павел II через кардинала Виссариона предложил ее руку князю Караччиоло, знатному итальянскому богачу. Она была торжественно обручена, нo брак не состоялся.

 Свадьба

Иван III овдовел в 1467 году - его первая жена Мария Борисовна, княжна Тверская умерла, оставив ему единственного сына, наследника - Ивана Молодого.

Брак Софии с Иваном III был предложен в 1469 году римским папой Павлом II, предположительно, в надежде на усиление влияния католической церкви на Руси или, возможно, сближения католической и православных церквей - восстановить флорентийское соединение церквей. Мотивы Ивана III, вероятно, были связаны со статусом, и недавно овдовевший монарх согласился жениться на греческой принцессе. Идея брака, возможно, родилась в голове кардинала Виссариона.

Переговоры длились три года. Русская летопись повествует: 11 февраля 1469 г. грек Юрий прибыл в Москву от кардинала Виссариона к великому князю с листом, в котором великому князю предлагалась в невесты София, дочь аморейского деспота Фомы, «православная христианка» (о переходе ее в католичество умалчивалось). Иван III посоветовался с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, и принял положительное решение.

В 1469 году Иван Фрязин (Джан Батиста делла Вольпе) был отправлен к римскому двору сватать для великого князя Софию. Софийская летопись свидетельствует, что обратно на Русь c Иваном Фрязиным был послан портрет невесты, и такая светская живопись оказалась крайним сюрпризом в Москве - «...а царевну на иконе написану принесе». (Портрет этот не сохранился, что весьма прискорбно, поскольку наверняка он был написан живописцем на папской службе, поколения Перуджино, Мелоццо да Форли и Педро Берругете). Папа принял посла с великой честью. Он попросил великого князя прислать за невестой бояр. Фрязин вторично поехал в Рим 16 января 1472 года, и прибыл туда 23 мая.

Королева Боснии Катарина Косача одета по итальянской моде - Софию Палеолог, «питомицу апостольского престола», тоже, скорей всего, одевали по латинской, а не по греческой моде.

1 июня 1472 году в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение. Заместителем великого князя был Иван Фрязин. В качестве гостей присутствовали жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепного Клариче Орсини и королева Боснии Катарина. Папа, кроме подарков, дал невесте приданое в 6 тыс. дукатов.

24 июня 1472 г. большой обоз Софии Палеолог вместе с Фрязиным выехал из Рима. Невесту сопровождал кардинал Виссарион Никейский, который должен был реализовать открывающиеся возможности для Святого Престола. Легенда гласит, что в состав приданого Софии входили книги, которые лягут в основу собрания знаменитой библиотеки Ивана Грозного.

  • Свита Софии: Юрий Траханиот, Дмитрий Траханиот, князь Константин, Дмитрий (посол ее братьев), св. Кассиан Грек. А также - папский легат генуэзец Антоний Бонумбре, епископ Аччии (его летописи ошибочно называют кардиналом). С ней же прибыл племянник дипломата Ивана Фрязина архитектор Антон Фрязин.

Хоругвь «Проповедь Иоанна Крестителя» из Ораторио Сан Джованни, Урбино. Итальянские эксперты полагают, что в толпе слушателей изображены Виссарион и София Палеолог (3й и 4й персонажи слева). Галерея провинции Марке, Урбино.

Маршрут путешествия был таков: на север из Италии через Германию, в порт Любек они прибыли 1 сентября. (Приходилось объезжать Польшу, через которую обычно путешественники следовали на Русь сухопутным путем - в этот момент она находилась с Иваном III в состоянии конфликта). Морское путешествие через Балтику заняло 11 дней. Корабль пристал в Колывани (совр. Таллин), откуда кортеж в октябре 1472 года проследовал через Юрьев (совр. Тарту), Псков и Новгород. 12 ноября 1472 г. София въехала в Москву.

Еще во время путешествия невесты по русским землям стало очевидно, что планы Ватикана сделать ее проводником католичества потерпели провал, поскольку София немедленно продемонстрировала возвращение к вере предков. Папский легат Антоний был лишен возможности въехать в Москву, неся перед собой латинский крест.

Венчание в России состоялась 12 (21) ноября 1472 года в Успенском соборе в Москве. Обвенчал их митрополит Филипп (по Софийскому Временнику - коломенский протопоп Осия).

Династические проблемы и соперничество

С течением времени второй брак великого князя стал одним из источников напряжённости при дворе. Достаточно скоро сложились две группировки придворной знати, одна из которых поддерживала наследника престола - Ивана Ивановича Молодого, а вторая - новую великую княгиню Софью Палеолог. В 1476 году венецианец А. Контарини отмечал, что наследник «в немилости у отца, так как нехорошо ведет себя с деспиной» (Софьей), однако уже с 1477 года Иван Иванович упоминается как соправитель отца.

В последующие годы великокняжеская семья значительно увеличилась: Софья родила великому князю в общей сложности девятерых детей - пятерых сыновей и четырёх дочерей.

Тем временем, в январе 1483 года вступил в брак и наследник престола, Иван Иванович Молодой. Его женой стала дочь господаря Молдавии Стефана Великого Елена Волошанка, немедленно оказавшаяся со свекровью «на ножах». 10 октября 1483 года у них родился сын Дмитрий. После присоединения Твери в 1485 году Иван Молодой назначается отцом тверским князем; в одном из источников этого периода Иван III и Иван Молодой именуются «самодержцами Русской земли». Таким образом, в течение всех 1480-х годов положение Ивана Ивановича как законного наследника было вполне прочным.

Положение же сторонников Софьи Палеолог было намного менее выгодным. Так, в частности, великой княгине не удалось добыть государственных должностей для своих родственников; её брат Андрей убыл из Москвы ни с чем, а племянница Мария, супруга князя Василия Верейского (наследника Верейско-Белозёрского княжества), была вынуждена бежать в Литву вместе с мужем, что отразилось и на положении Софьи. Согласно источникам, Софья, устроив брак своей племянницы и князя Василия Верейского, в 1483 подарила родственнице драгоценное украшение - «саженье» с жемчугом и каменьями, принадлежавшее до того первой жене Ивана III Марии Борисовне. Великий князь, пожелавший одарить «саженьем» Елену Волошанку, обнаружив пропажу украшения, разгневался и приказал начать розыск. Василий Верейский не стал дожидаться мер против себя и, захватив жену, бежал в Литву. Одним из результатов этой истории стал переход Верейско-Белозёрского княжества к Ивану III по завещанию удельного князя Михаила Верейского, отца Василия. Лишь в 1493 году София выхлопотала Василию милость великого князя: опала была снята.

Однако к 1490 году в действие вступили новые обстоятельства. Сын великого князя, наследник престола Иван Иванович заболел «камчюгою в ногах» (подагрой). Софья выписала из Венеции лекаря - «мистро Леона», который самонадеянно пообещал Ивану III вылечить наследника престола; тем не менее, все старания врача оказались бесплодны, и 7 марта 1490 года Иван Молодой скончался. Врач был казнён, а по Москве поползли слухи об отравлении наследника; спустя сто лет эти слухи, уже в качестве неоспоримых фактов, записал Андрей Курбский. Современные историки относятся к гипотезе об отравлении Ивана Молодого как к непроверяемой за недостатком источников.

4 февраля 1498 года в Успенском соборе в обстановке большой пышности прошла коронация княжича Дмитрия. Софью и её сына Василия не пригласили. Однако 11 апреля 1502 года династическая схватка подошла к своему логическому завершению. По словам летописи, Иван III «положил опалу на внука своего великого князя Дмитрея и на матерь его на великую княгиню Елену, и от того дни не велел их поминати в ектеньях и литиах, ни нарицати великым князем, и посади их за приставы». Через несколько дней Василий Иванович был пожалован великим княжением; вскоре Дмитрий-внук и его мать Елена Волошанка были переведены из-под домашнего ареста в заточение. Таким образом, борьба внутри великокняжеской семьи завершилась победой княжича Василия; он превратился в соправителя отца и законного наследника огромной державы. Падение Дмитрия-внука и его матери предопределило также судьбу московско-новгородского реформационного движения в Православной церкви: церковный Собор 1503 года окончательно разгромил её; многие видные и прогрессивные деятели этого движения были казнены. Что же касается судьбы самих проигравших династическую борьбу, то она была печальной: 18 января 1505 года в заточении умерла Елена Стефановна, а в 1509 году «в нужи, в тюрме» умер и сам Дмитрий. «Одни полагают, что он погиб от голода и холода, другие - что он задохнулся от дыма» - сообщал Герберштейн по поводу его смерти.

 Смерть

Скончалась она 7 апреля 1503 года, за два года до смерти мужа (он умер 27 октября 1505).

Она была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в усыпальнице Вознесенского собора в Кремле рядом с могилой Марии Борисовны, первой супруги Ивана III. На крышке саркофага острым инструментом процарапано «Софья».

Этот собор был разрушен в 1929 году, и останки Софьи, как и других женщин царствовавшего дома, были перенесены в подземную палату южной пристройки Архангельского собора.

 Личность

 Характер

Византийская царевна не пользовалась популярностью, ее считали умной, но гордой, хитрой и коварной. Неприязнь к ней сказалась даже и в летописях: например, по поводу ее возвращения с Белоозера, летописец замечает: «великая княгиня Софья... бегала от Татар на Белоозеро, а не гонял никто же; и по которым странам ходила, тем пуще татар - от боярских холопов, от кровопийцов христианских. Воздай же им, Господи, по делом их и по лукавству начинания их».

Опальный думный человек Василия III Берсень Беклемишев в беседе с Максимом Греком говорил о ней так: «земля наша русская жила в тишине и в миру. Как пришла сюда мать великого князя Софья с вашими греками, так наша земля и замешалась и пришли к нам нестроения великия, как и у вас в Царь-граде при царях ваших». Максим возражал: «Господине, великая княгиня Софья с обеих сторон была роду великого: по отце - царского рода, а по матери - великого герцога италийской стороны». Берсень отвечал: «Какова бы она ни была; да к нашему нестроению пришла». Нестроение же это, по словам Берсеня, сказалось в том, что с того времени «старые обычаи князь великий переменил», «ныне Государь наш запершися сам третей у постели всякие дела делает».

Особенно строг к Софии князь Андрей Курбский. Он убежден, что «В предобрый русских князей род всеял дьявол злые нравы, наипаче же женами их злыми и чародейцами, якоже и в израильстех царех паче же которых поимовали от иноплеменников»; обвиняет Софью в отравлении Иоанна молодого, в смерти Елены, в заключении Дмитрия, князя Андрея Углицкого и других лиц, презрительно называет ее гречанкой, греческой «чародейцей».

В Троицком-Сергиевском монастыре хранится шелковая пелена, шитая руками Софии в 1498 году; на пелене вышито ее имя, причем она величает себя не великой княгиней московской, а «царевной царегородской». Видимо, она высоко ставила свое прежнее звание, если помнит о нем даже после 26-летнего замужества.

 Внешность

Когда 1472 году Клариче Орсини и придворный поэт ее мужа Луиджи Пульчи были свидетелями заочного бракосочетания, состоявшегося в Ватикане, ядовитый остряк Пульчи, чтобы позабавить остававшегося во Флоренции Лоренцо Великолепного, направил ему отчет об этом событии и внешности невесты:

«Мы вошли в комнату, где на высоком помосте сидела в кресле раскрашенная кукла. На груди у неё были две огром­ные турецкие жемчужины, подбородок двойной, щёки тол­стые, всё лицо блестело от жира, глаза распахнуты, как плошки, а вокруг глаз такие гряды жира и мяса, словно вы­сокие дамбы на По. Ноги тоже далеко не худенькие, таковы же и все прочие части тела - я никогда не видел такой смешной и отвратительной особы, как эта ярмарочная шу­тиха. Целый день она беспрерывно болтала через переводчи­ка - на сей раз им был её братец, такая же толстоногая ду­бина. Твоя жена, будто заколдованная, увидела в этом чудище в женском обличье красавицу, а речи переводчика явно доставляли ей удовольствие. Один из наших спутников даже залюбовался накрашенными губами этой куклы и счёл, что она изумительно изящно плюётся. Целый день, до самого вечера, она болтала по-гречески, но есть и пить нам не давали ни по-гречески, ни по-латыни, ни по-итальянски. Впрочем, ей как-то удалось объяснить донне Клариче, что на ней узкое и дурное платье, хотя платье это было из богатого шёлка и скроено по меньшей мере из шести кусков материи, так что ими можно было накрыть купол Санта-Мария Ротонда. С тех пор мне каждую ночь снятся горы масла, жира, сала, тряпок и прочая подобная гадость».

По отзыву болонских летописцев, описавших проезд ее процессии через город, она была невысокого роста, обладала очень красивыми глазами и удивительной белизной кожи. По виду они ей давали ей 24 года.

В декабре 1994 г. в Москве были начаты исследования останков княгини. Они сохранились хорошо (почти полный скелет за исключением отдельных мелких костей). Криминалист Сергей Никитин, восстановивший ее облик по методу Герасимова, указывает: «После сопоставления черепа, позвоночника, крестца, костей таза и нижних конечностей, с учетом примерной толщины отсутствующих мягких тканей и межкостных хрящей, удалось выяснить, что Софья была невысокого роста, около 160 см, полная, с волевыми чертами лица. По степени зарастания швов черепа и изношенности зубов биологический возраст Великой княгини был определен в 50-60 лет, что соответствует историческим данным. Вначале ее скульптурный портрет вылепили из специального мягкого пластилина, а затем изготовили гипсовую отливку и тонировали ее под каррарский мрамор».

Черты «средиземноморского» антропологического типа во внешности Ивана Грозного и его сходство с бабкой по отцовской линии окончательно опровергли слухи, что его мать Елена Глинская родила его от любовника.

 

© 2011 Международная славянская правовая академия Правь
Создание, разработка сайта - студия Мегагрупп.ру.