Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Новости

Яндекс.Погода

Главная  / Познавательные публикации и материалы / Чудинов В.А. О национальном вопросе

Чудинов В.А. О национальном вопросе

 

   Источник:   http://chudinov.ru/nacvopros/1/
 
          Подобно тому, как в XIX веке очень остро стоял социальный вопрос, то есть, отношения между различными классами и социальными слоями, так в конце ХХ века на повестку дня для многих стран мира, и для России в том числе, встал национальный вопрос. Речь идёт о том, что в связи с отменой режима прописки в больших городах, а также в связи с протекционизмом ряда этнических землячеств и коррупции местных чиновников, на некоторых территориях РФ появились места компактного проживания эмигрантов из бывших союзных республик, а также из ряда автономных республик как в крупных городах, так и в сельской местности России. Часто переселенцы приносят с собой свой уклад жизни и не хотят считаться с традициями местного населения. Это приводит иногда к конфликтам на межнациональной почве, что вызывает законные претензии граждан РФ к властным структурам.

Статья В.В. Путина. Ответить на новые вызовы времени попытался дать в своей статье Председатель правительства РФ В,В, Путин [1]. Статья так и называется: «Россия: национальный вопрос». В преамбуле сказано: «Для России - с ее многообразием языков, традиций, этносов и культур - национальный вопрос, без всякого преувеличения, носит фундаментальный характер. Любой ответственный политик, общественный деятель должен отдавать себе отчет в том, что одним из главных условий самого существования нашей страны является гражданское и межнациональное согласие.
Мы видим, что происходит в мире, какие здесь копятся серьезнейшие риски. Реальность сегодняшнего дня - рост межэтнической и межконфессиональной напряженности. Национализм, религиозная нетерпимость становятся идеологической базой для самых радикальных группировок и течений. Разрушают, подтачивают государства и разделяют общества.
 
Колоссальные миграционные потоки - а есть все основания полагать, что они будут усиливаться, - уже называют новым «великим переселением народов», способным изменить привычный уклад и облик целых континентов. Миллионы людей в поисках лучшей жизни покидают регионы, страдающие от голода и хронических конфликтов, бедности и социальной неустроенности».
 
Это верно. Национальный вопрос в наши дни «великого переселения народов» на самом деле носит фундаментальный характер. Некоторые жители России воспринимают неконтролируемый поток мигрантов как «мирную оккупацию» той или иной местности людьми с иным языком, вероисповеданием, культурными привычками. И совершенно верно сказано, что национализм, религиозная нетерпимость становятся идеологической базой для самых радикальных группировок и течений. Местные жители инстинктивно пытаются защитить себя от этого наплыва чужой культуры. Процессы стихийной миграции нарушают права и интересы как местного населения, так и самих мигрантов.
 
«С «обострением национального вопроса» вплотную столкнулись самые развитые и благополучные страны, которые прежде гордились своей толерантностью. А сегодня - друг за другом объявляют о провале попыток интегрировать в общество инокультурный элемент, обеспечить неконфликтное, гармоничное взаимодействие различных культур, религий, этнических групп».
 
Подчас возникает впечатление, что когда страны Запада пытались развалить, например, систему стран Варшавского договора, они как раз рисовали очень привлекательным положение граждан этих стран в Евросоюзе. Однако после того, как эти страны вошли в ЕЭС, и воспользовались своим правом на миграцию в экономически развитые страны, в Германии, например, появились плакаты с изображением электрика-поляка, который занимает рабочее место электриков-немцев. Так что эти приглашения поляков в ФРГ носили чисто рекламный характер, обернувшийся просчётом в национальной политике современных стран Запада. Мы такого сценария не хотим.
 
««Плавильный котел» ассимиляции барахлит и чадит - и не способен «переварить» все возрастающий масштабный миграционный поток. Отражением этого в политике стал «мультикультурализм», отрицающий интеграцию через ассимиляцию. Он возводит в абсолют «право меньшинства на отличие» и при этом недостаточно уравновешивает это право - гражданскими, поведенческими и культурными обязанностями по отношению к коренному населению и обществу в целом».
 
В.В. Путин правильно ставит вопрос. Если соблюдать все права этнических меньшинств, то есть, мигрантов, то страдает местное население. Если же заставить мигрантов принять культурную программу местного населения и перейти на его язык, то это означает потерять свою этническую самобытность. Плохо и то, и другое.
 
Полагаю, однако, что решение проблемы состоит в том, чтобы в определенной мере учитывать интересы мигрантов, однако в большей степени принимать интересы местного населения. Во-первых, оно больше по численности, во-вторых, оно исконно проживало на своей территории, и является ее владельцем, в-третьих, оно здесь и останется после того, как потоки мигрантов схлынут, в-четвёртых, у мигрантов имеется своя историческая Родина, тогда как у местного населения и историческая Родина, и малая родина представлены именно данной территорией. Им уезжать некуда и незачем.
 
«Во многих странах складываются замкнутые национально-религиозные общины, которые не только ассимилироваться, но даже и адаптироваться отказываются. Известны кварталы и целые города, где уже поколения приезжих живут на социальные пособия и не говорят на языке страны пребывания. Ответная реакция на такую модель поведения - рост ксенофобии среди местного коренного населения, попытка жестко защитить свои интересы, рабочие места, социальные блага - от «чужеродных конкурентов». Люди шокированы агрессивным давлением на свои традиции, привычный жизненный уклад и всерьез опасаются угрозы утратить национально-государственную идентичность».
 
Здесь правильно названы два разных процесса: ассимиляция, то есть, полное растворение мигрантов в традициях, культуре, языке местного населения, и адаптация, то есть, приспособление мигрантов к стране или региону пребывания.  Она заключается в знании языка данной местности хотя бы на уровне общения и понимания документов, а также знания основ культуры и традиций данной местности. Когда я преподавал курс «Социолингвистики» в одном из негосударственных вузов Москвы, этой проблеме была посвящена целая лекция. И мне очень приятно, что глава нашего правительства понимает тонкости данной проблематики.
 
«Вполне респектабельные европейские политики начинают говорить о провале «мультикультурного проекта». Чтобы сохранить свои позиции, эксплуатируют «национальную карту» - переходят на поле тех, кого ранее сами считали маргиналами и радикалами. Крайние силы, в свою очередь, резко набирают вес, всерьез претендуя на государственную власть. По сути, предлагается вести речь о принуждении к ассимиляции - на фоне «закрытости» и резкого ужесточения миграционных режимов. Носители другой культуры должны либо «раствориться в большинстве», либо остаться обособленным национальным меньшинством - пусть даже обеспеченным разнообразными правами и гарантиями. А фактически - оказаться отлученным от возможности успешной карьеры. Прямо скажу - от гражданина, поставленного в такие условия, трудно ожидать лояльности по отношению к своей стране».
 
Здесь обозначены две крайности. Мультикультурность означает создание статус кво между стихийно сложившимися этническими группировками, в том числе и за счёт  местного населения, что на практике едва ли достижимо. Ассимиляция означает полную утрату национальной самобытности мигрантов. И то, и другое для общества неприемлемо.
 
«За «провалом мультикультурного проекта» стоит кризис самой модели «национального государства» - государства, исторически строившегося исключительно на основе этнической идентичности. И это - серьезный вызов, с которым придется столкнуться и Европе, и многим другим регионам мира».
 
Тоже верно. На сегодня нет ни одного государства мира, где проживали бы только представители одной нации. Так, в Польше проживают не только поляки, но и украинцы, белорусы, русские, евреи, немцы и т.д. Создать мононациональную Грузию не удалось даже Гамсахурдии, который был помешан именно на этой идее - и мы знаем, к каким страданиям не только инородцев, но и самих грузин привела его политика.
 
Россия как «историческое государство». «При всей внешней схожести ситуация у нас - принципиально иная. Наши национальные и миграционные проблемы напрямую связаны с разрушением СССР, а по сути, исторически - большой России, сложившейся в своей основе еще в XVIII веке. С неизбежно последовавшей за этим деградацией государственных, социальных и экономических институтов. С громадным разрывом в развитии на постсоветском пространстве».
 
Очень важные и нужные слова. Действительно, СССР был просто «большой Россией», из которой большевики нарезали кучу Союзных республик. И развал СССР - это, по большому счёту, развал «большой России», создание из нее «малой России» с не вполне готовыми к самостоятельному плаванию «независимыми» государствами. А позже - наплыв жителей этой периферии России в ее центральную часть. Короче говоря, один перекос в политике (созданный ВКП (б) и КПСС) создал другой - появление  «независимых» (а на деле весьма несбалансированных) государств, которые стали решать свои проблемы за счет урезанной России.
 
«Продекларировав 20 лет назад суверенитет, тогдашние депутаты РСФСР в запале борьбы с «союзным центром» запустили процесс строительства «национальных государств», причем даже внутри самой Российской Федерации. «Союзный центр», в свою очередь, пытаясь давить на оппонентов, начал вести закулисную игру с российскими автономиями, обещая им повышение «национально-государственного статуса». Сейчас участники этих процессов перекладывают вину друг на друга. Но очевидно одно - их действия в равной степени и неизбежно вели к развалу и сепаратизму. И у них не нашлось ни мужества, ни ответственности, ни политической воли - чтобы последовательно и настойчиво отстаивать территориальную целостность Родины».
 
Это - закамуфлированная критика периода правления Б.Н. Ельцина. Но тогда действительно был сложный период. С одной стороны, необходимо было повысить статус России, которая была обделена и отсутствием Российской АН при наличии таковой во всех Союзных республиках, и отсутствием Компартии России при наличии таковых в других республиках, и многими другими дефицитами властных структур русской направленности. Однако вместо повышения статуса России внутри СССР Ельцин и национальные элиты предпочли развалить сам СССР, объявив сначала о суверенитете РСФСР внутри СССР, а затем и о роспуске СССР. Ни Россия, ни другие республики к обособленному развитию на тот момент готовы не были. Новые правительства занялись проматыванием экономического потенциала СССР, а заодно и личным обогащением. Теперь, как им казалось, они отвечают только перед самими собой, поскольку центральной власти уже нет. А народ, привыкший безмолвствовать, на тот период был занят только проблемой выживания. Но сейчас народ начинает предъявлять претензии.
«То, в чем, возможно, не отдавали себе отчет инициаторы «затей с суверенитетами», - все остальные, в том числе и за рубежами нашего государства, - поняли очень четко и быстро. И последствия не заставили себя ждать.
 
С распадом страны мы оказались на грани, а в отдельных известных регионах - и за гранью гражданской войны, причем именно на этнической почве. Огромным напряжением сил, большими жертвами эти очаги нам удалось погасить. Но это, конечно, не означает, что проблема снята».
 
Тут сказано, что называется, не в бровь, а в глаз. Снятие ограничений на выезд за границу и на въезд иностранцев был проведен не постепенно, а единовременно, что наводнило и Россию, и «независимые» государства массой иностранных «советников», как по экономическим вопросам, так и по «оранжевым» революциям. Нам навязывали ценности западных этносов. В России была проведена экономическая «шоковая терапия» по самому болезненному сценарию из возможных, что привело к существенному сокращению численности русского населения. Более того до сих пор «чикагские мальчики», а особенно Егор Гайдар вспоминаются как замечательные реформаторы, и эти похвалы идут тоже из западных и прозападных этносов. Я до сих пор помню, как во время штурма телецентра в Останкино Гайдар призывал по телеканалам москвичей выйти на улицы, чтобы «продемонстрировать свои демократические устремления». На следующий день мы узнали, что именно этих людей расстреливали из пулемётов. Иными словами, «великий реформатор» призывал москвичей добровольно идти на расстрел. Таков результат его зарубежной стажировки. Если угодно, это эпизод из гражданской войны на улицах Москвы, о которой весьма сдержанно упомянул В.В. Путин.
 
«Однако даже в тот момент, когда государство как институт критически ослабело, Россия не исчезла. Произошло то, о чем Василий Ключевский говорил применительно к первой русской Смуте: «Когда надломились политические скрепы общественного порядка, страна была спасена нравственной волей народа».
 
Конечно, не дай Бог еще раз пережить слабость государства и торжество народного бунта. Но замечу, что В.В. Путин выше прямо указал на виновников этого ослабления: «Союзный центр» и национальные элиты, российские автономии (в том числе и бывшие Союзные республики, ставшие периферийными автономиями «Большой России» и воспитавшими собственные национальные элиты.
 
«И, кстати, наш праздник 4 ноября - День народного единства, который некоторые поверхностно называют «днем победы над поляками», на самом деле - это «день победы над собой», над внутренней враждой и распрями, когда сословия, народности осознали себя единой общностью - одним народом. Мы по праву можем считать этот праздник днем рождения нашей гражданской нации».
 
Тут, наверное, не совсем точно сформулированная фраза. Русский народ всегда с теплом относился к другим народам. Так что это - не «день победы над собой», а «день победы над национальными сепаратистскими настроениями», как было отмечено В.В. Путиным выше.
«Историческая Россия - не этническое государство и не американский «плавильный котел», где, в общем-то, все так или иначе - мигранты. Россия возникла и веками развивалась как многонациональное государство. Государство, в котором постоянно шел процесс взаимного привыкания, взаимного проникновения, смешивания народов на семейном, на дружеском, на служебном уровне. Сотен этносов, живущих на своей земле вместе и рядом с русскими. Освоение огромных территорий, наполнявшее всю историю России, было совместным делом многих народов. Достаточно сказать, что этнические украинцы живут на пространстве от Карпат до Камчатки. Как и этнические татары, евреи, белорусы...».
 
Имеется в виду - не «моноэтническое» государство. И это правильно. И коллизий не возникает, если этнические татары, евреи, белорусы соблюдают общепринятые в России нормы.
 
«В одном из самых ранних русских философско-религиозных трудов «Слово о законе и благодати» отвергается сама теория «избранного народа» и проповедуется идея равенства перед Богом. А в «Повести временных лет» так описан многонациональный характер древнерусского государства: «Вот только кто по-славянски говорит на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане... А вот другие народы: чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, корсь, нарова, ливы - эти говорят на своих языках...».
 
Процитирую, что «митрополит Киевский Иларион в своем "Слове" стоит ближе к восточной Церкви. Он подчеркивает, что следование нормам только лишь Ветхого Завета не приводит людей к спасению души, как не спасло знание Закона ("тени") древних иудеев. Более того, предпочтение Ветхого завета может привести к иудаизму.
 
Лишь Новый завет ("истина"), данный человечеству Иисусом Христом, является Благодатью, ибо Иисус своей смертью искупил все людские грехи, а посмертным воскрешением Он открыл всем народам путь к спасению. В доказательство своей мысли Иларион пишет пространное рассуждение на тему библейской притчи о Сарре и Агари. Это рассуждение - первый образчик символическо-аллегорического толкования библейских сюжетов в русской литературе. Впоследствии, символическое толкование Библии станет основным методом в творчестве древнерусских книжников» [2].
 
Упоминание Путиным «Слова» символично. По сути дела отвергается идея «богоизбранного народа», как его трактует иудаизм. Все народы равны перед Богом, не только евреи, но и русские, татары, удмурты и т.д. Кто-то хочет говорить по-русски, кто-то - на родном языке; это - неотъемлемое право каждого народа. Равно как и право на исследование истории собственного народа - его не могут у меня отнять представители другого этноса, делая меня посмешищем или навешивая на меня уничижительные ярлыки.
 
«Именно об этом особом характере русской государственности писал Иван Ильин: «Не искоренить, не подавить, не поработить чужую кровь, не задушить иноплеменную и инославную жизнь, а дать всем дыхание и великую Родину... всех соблюсти, всех примирить, всем дать молиться по-своему, трудиться по-своему и лучших отовсюду вовлечь в государственное и культурное строительство».
 
Ограничение права личности изучать историю собственного народа является как раз национальным перекосом, присущим некоторым особо ретивым деятелям академической науки. Так что данная статья В.В. Путина направлена и против них.
 
«Стержень, скрепляющая ткань этой уникальной цивилизации - русский народ, русская культура. Вот как раз этот стержень разного рода провокаторы и наши противники всеми силами будут пытаться вырвать из России - под насквозь фальшивые разговоры о праве русских на самоопределение, о «расовой чистоте», о необходимости «завершить дело 1991 года и окончательно разрушить империю, сидящую на шее у русского народа». Чтобы в конечном счете - заставить людей своими руками уничтожать собственную Родину».
 
Так что всякого рода «чудинологи» как раз и подпадают под разряд провокаторов. Именно они  всеми силами пытаются вырвать из России стержень, скрепляющая ткань этой уникальной цивилизации - русскую культуру, обладающую уникальной древностью. Не имея возможности противопоставить моим доказательствам древности надписей на камнях и геоглифах никаких научных возражений, они пытаются очернить меня как личность. Они не понимают, что если это буду делать не я, то всегда найдётся другой, третий, десятый патриот русской культуры, который будет делать то же самое. Ибо каждый русский стремится укрепить свою Родину не только в военном или экономическом, но и в идеологическом плане.
 
«Глубоко убежден, попытки проповедовать идеи построения русского «национального», моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории. Более того, это кратчайший путь к уничтожению русского народа и русской государственности. Да и любой дееспособной, суверенной государственности на нашей земле».
Мне также глубоко чужды данные идеи. В моих исследованиях я показал огромные интернациональные связи русских с другими нардами, например, с китайским, чья основа иероглифической письменности была русской, русской руницей. Русские неоднократно помогали другим народам, проживавшим как внутри, так и вне России, равно как и они помогали развитию русских.
 
«Когда начинают кричать: «Хватит кормить Кавказ», - ждите, завтра неизбежно последует призыв: «Хватит кормить Сибирь, Дальний Восток, Урал, Поволжье, Подмосковье...». Именно по таким рецептам действовали те, кто привел к распаду Советский Союз. Что касается пресловутого национального самоопределения, которым, борясь за власть и геополитические дивиденды, не раз спекулировали политики самых разных направлений - от Владимира Ленина до Вудро Вильсона, - то русский народ давно самоопределился. Самоопределение русского народа - это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром. И этот выбор русский народ подтверждал раз за разом - и не на плебисцитах и референдумах, а кровью. Всей своей тысячелетней историей».
 
Золотые слова! И русское культурное ядро - это не пустой звук. Это подлинная скрепа других этносов. Я в моих исследованиях как раз показал, что когда-то давно это была скрепа не только народов Руси, но и всего Земного шара. Именно отсюда и тянется свойство уважения к другим народам как к собственным детям
Единый культурный код. «Российский опыт государственного развития уникален. Мы многонациональное общество, но мы единый народ. Это делает нашу страну сложной и многомерной. Дает колоссальные возможности для развития во многих областях. Однако, если многонациональное общество поражают бациллы национализма, оно теряет силу и прочность. И мы должны понимать, какие далеко идущие последствия может вызвать попустительство попыткам разжечь национальную вражду и ненависть к людям иной культуры и иной веры».
 
На примере ЖЖ «Чудинология» я вижу, как мне пытаются приписать какие-то несвойственные мне этнические черты, постоянно разжигая национальный вопрос. То меня объявляют евреем, то, напротив, сионистом, как если бы моё русское происхождение выводило моих оппонентов из душевного равновесия. С этого сайта постоянно веет ненавистью к людям русской культуры и исконной русской веры. Позже мне заявляют, что многие «чудинологи» живут за пределами России, однако они осмеливаются подвергать сомнения право русских на изучение собственной культуры.
 
«Гражданский мир и межнациональное согласие - это не один раз созданная и на века застывшая картина. Напротив, это постоянная динамика, диалог. Это - кропотливая работа государства и общества, требующая очень тонких решений, взвешенной и мудрой политики, способной обеспечить «единство в многообразии». Необходимо не только соблюдение взаимных обязательств, но и нахождение общих для всех ценностей. Нельзя насильно заставить быть вместе. И нельзя заставить жить вместе по расчету, на основе взвешивания выгод и затрат. Такие «расчеты» работают до момента кризиса. А в момент кризиса начинают действовать в обратном направлении».
 
К сожалению, провокаторы уже добрались до высоких государственных постов и до научных учреждений. И оттуда они ухитряются извращать действия государственной власти России, направленные на соблюдение гражданского мира. Они отпускают уже пойманных преступников нерусской национальности за деньги (у русских нет ни денег, ни привычки давать взятки). В научных учреждениях они постоянно принижают значение русской культуры, продают русские культурные ценности из запасников музеев за рубеж, обедняя материальный запас произведений русской культуры, замалчивают находки древних русских надписей. Более того, они совершенно откровенно проповедуют романо-германский национальный миф, кромсая в угоду нему русскую историографию. Вероятно, государство должно принимать против подобно русофобии провокаторов более жесткие меры, иначе наше общество будет постепенно приближаться к кризису. А наворованные и проданные за рубеж произведения русской культуры должны непременно быть возвращены на Родину.
 
«Уверенность, что мы можем обеспечить гармоничное развитие поликультурной общности, опирается на нашу культуру, историю, тип идентичности.
 
Можно вспомнить, что многие граждане СССР, оказавшиеся за рубежом, называли себя русскими. Причем сами считали себя таковыми независимо от этнической принадлежности. Интересен и тот факт, что этнические русские нигде и никогда, ни в какой эмиграции не составляли устойчивых национальных диаспор, хотя и численно, и качественно были представлены весьма значительно. Потому что в нашей идентичности - другой культурный код».
 
Правильно! Именно поэтому русофобские настроения части нашей культурной и научной элиты так выбиваются из русского культурного кода! Полагаю, что для лиц, претендующих на роль руководителей в области культуры, истории, языка, следует ввести аналог «клятвы Гиппократа» или военной присяги - обязать давать присягу на верность основным ценностям России. А любые проявления русофобии считать уголовно наказуемым деянием.
 
«Русский народ является государствообразующим - по факту существования России. Великая миссия русских - объединять, скреплять цивилизацию. Языком, культурой, «всемирной отзывчивостью», по определению Федора Достоевского, скреплять русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар... Скреплять в такой тип государства-цивилизации, где нет «нацменов», а принцип распознания «свой-чужой» определяется общей культурой и общими ценностями».
 
Именно поэтому отрицание величия и древности русской культуры, проявления русофобии обязательно причиняют вред этой великой миссии русского народа. Тем не менее, некоторые инородцы, овладев русским языком, представляют русских как завоевателей, истязателей, а также народом глупым, диким, спившимся и некультурным. То есть, для нас «нацменов» нет, а для них - мы «дикари», мы не столько русские, сколько финны или татары, а также рабы, подчинившиеся татаро-монгольскому завоеванию. Иными словами, мы для них не просто «чужие», но «крайне чужие».
 
«Такая цивилизационная идентичность основана на сохранении русской культурной доминанты, носителем которой выступают не только этнические русские, но и все носители такой идентичности независимо от национальности. Это тот культурный код, который подвергся в последние годы серьезным испытаниям, который пытались и пытаются взломать. И тем не менее он, безусловно, сохранился. Вместе с тем его надо питать, укреплять и беречь».
 
Вот именно! Однако взламывают его именно те немногие интеллектуалы, независимо от национальности, которые проповедуют западные ценности. Они продолжают его взламывать и сегодня. Причём делают это исподтишка, скрываясь за псевдонимами, которые они к тому же часто меняют, и получая финансирование от иностранных держав.
 
«Огромная роль здесь принадлежит образованию. Выбор образовательной программы, многообразие образования - наше несомненное достижение. Но вариативность должна опираться на незыблемые ценности, базовые знания и представления о мире. Гражданская задача образования, системы просвещения - дать каждому тот абсолютно обязательный объем гуманитарного знания, который составляет основу самоидентичности народа. И в первую очередь речь должна идти о повышении в образовательном процессе роли таких предметов, как русский язык, русская литература, отечественная история - естественно, в контексте всего богатства национальных традиций и культур».
 
Опять-таки, часть чиновников от образования вовсе не разделяет ценностей русской литературы или русской культуры. Так, бывший министр культуры Швыдкой уже неоднократно предлагал изъять из школьного курса литературы изучение творчества А.С. Пушкина как якобы устаревшего писателя и вместо него изучать творчество Пастернака и Мандельштама. Вероятно, если бы речь шла о школах с углублённым изучением еврейской культуры, он был бы прав. Но изъять творчество Пушкина из изучения в русских школах и школах всей России было бы преступлением перед русской культурой.
 
«В некоторых ведущих американских университетах в 20-е годы прошлого века сложилось движение за изучение западного культурного канона. Каждый уважающий себя студент должен был прочитать 100 книг по специально сформированному списку. В некоторых университетах США эта традиция сохранилась и сегодня. Наша нация всегда была читающей нацией. Давайте проведем опрос наших культурных авторитетов и сформируем список 100 книг, которые должен будет прочитать каждый выпускник российской школы. Не вызубрить в школе, а именно самостоятельно прочитать. И давайте сделаем выпускным экзаменом сочинение на темы прочитанного. Или по крайней мере дадим молодым людям возможность проявить свои знания и свое мировоззрение на олимпиадах и конкурсах».
 
Очень хорошее предложение. При этом можно дополнить курсы официальной академической историографии исследованиями ряда патриотов, сохранивших устную русскую традицию (например, северную), а также ряд древних источников, до которых не доходят пока руки у традиционных историков.
 
«Соответствующие требования должна задавать и государственная политика в области культуры. Имеются в виду такие инструменты, как телевидение, кино, Интернет, массовая культура в целом, которые формируют общественное сознание, задают поведенческие образцы и нормы».
 
И это также правильно. Надоело смотреть подражания американским боевикам, где в фильмах постоянно встречаются насилие, убийство, обман, предательство. Велика потребность в глубоких, содержательных фильмах в духе киноиндустрии советского времени. Перестали сниматься детские и юношеские фильмы, исчезло документальное кино, нет экранизации русских народных сказок. Телевидение, которое давно перестало обслуживать русские национальные идеи, как показала передача НТВ «Россия без русских», удивилась, что русские еще существуют, но тут же постаралось доказать, будто у русских нет ничего своего - дескать, вся культура заимствована. С другой стороны, нам постоянно демонстрируют не только американские боевики и мультфильмы, но и американский и европейский взгляд на историю, культуру, язык, традиции. Можно подумать, что из нас готовят жителей Евросоюза. Естественно, что это вызывает глубокое возмущение зрителей. Однако до руководителей телеканалов оно почему-то не доходит.
 
«Вспомним, как американцы с помощью Голливуда формировали сознание нескольких поколений. Причем внедряя не худшие - и с точки зрения национальных интересов, и с точки зрения общественной морали - ценности. Здесь есть чему поучиться».
 
К сожалению, наша киноиндустрия с помощью того же Голливуда учится формировать сознание нескольких поколений в духе американских, а не российских ценностей.
 
«Подчеркну: никто не покушается на свободу творчества - не о цензуре речь, не о «казенной идеологии», а о том, что государство обязано и имеет право и свои усилия, и свои ресурсы направлять на решение осознанных социальных, общественных задач. В том числе и на формирование мировоззрения, скрепляющего нацию».
 
Эти правильные слова продиктованы горечью по поводу того, что пока в жизни происходит совсем другое. Деидеологизация российского мировоззрения 90-х годов привела к насаждению западной идеологии, так что теперь на возврат к прошлому, к формирование мировоззрения, скрепляющего нацию, придётся потратить довольно много сил. И, вероятно, сменить тех руководителей, которые проповедуют западное мировоззрение.
 
«В нашей стране, где у многих в головах еще не закончилась гражданская война, где прошлое крайне политизировано и «раздергано» на идеологические цитаты (часто понимаемые разными людьми с точностью до противоположного), необходима тонкая культурная терапия. Культурная политика, которая на всех уровнях - от школьных пособий до исторической документалистики - формировала бы такое понимание единства исторического процесса, в котором представитель каждого этноса, так же как и потомок «красного комиссара» или «белого офицера», видел бы свое место. Ощущал бы себя наследником «одной для всех» - противоречивой, трагической, но великой истории России».
 
Ещё раз повторюсь, что у великой истории России, которую пытаюсь отстаивать и я, имеется масса противников, которые процветают за счёт попустительства властных структур. Как ни странно, в число запрещённых изданий попадают не книги с проповедью западных, подчас человеконенавистнических ценностей, а книги, передающие русские духовные устои. Причём организаторами таких гонений часто выступают прокуроры районного масштаба, возможно, прикормленные разного рода зарубежными «движениями за демократию», которые как раз хотят освободить русскую нацию от русской идеологии. Но тогда русская нация перестанет исполнять роль духовных скреп российского общества. А органы власти вместо разгона подобных «движений» и освобождения таких прокуроров от их должностей, спокойно взирают на разрушение русской идеологии.
 
«Нам необходима стратегия национальной политики, основанная на гражданском патриотизме. Любой человек, живущий в нашей стране, не должен забывать о своей вере и этнической принадлежности. Но он должен прежде всего быть гражданином России и гордиться этим. Никто не имеет права ставить национальные и религиозные особенности выше законов государства. Однако при этом сами законы государства должны учитывать национальные и религиозные особенности».
 
Слава Богу, что был упомянут гражданский патриотизм. Лет 10-12 назад именно от ряда властных структур исходил тезис: «Патриотизм - последнее убежище негодяя». От патриотизма отвращали. Мне и до сих пор достаётся от моих оппонентов (против которых власти не предпринимают никаких действий) именно за то, что я проповедую русский гражданский патриотизм. Сейчас быть патриотом очень непросто - почти все патриотические издания подверглись судебным преследованиям. Стоит хоть чуть-чуть напомнить о былом величии России, о ее духовных устоях, о ее древней культуре, как на тебя тут же навешивается ярлык «русского националиста», или, на худой конец, представитель «фолкс-хистори». А иногда и начинается процесс судебного преследования.
 
Вероятно, что прежде чем требовать гражданского патриотизма от граждан,  необходимо пересмотреть какие-то стороны судебного законодательства, чтобы освободить их от ответственности за их патриотическую позицию. И, напротив, ввести статью за русофобию.
 
«Считаю, что в системе федеральных органов власти необходимо создать специальную структуру, отвечающую за вопросы национального развития, межнационального благополучия, взаимодействия этносов. Сейчас эти проблемы находятся в ведении Министерства регионального развития и за ворохом текущих задач вытесняются на второй, а то и третий план, и такую ситуацию надо исправить.
 
Это не должно быть стандартное ведомство. Скорее речь должна идти о коллегиальном органе, который взаимодействует непосредственно с президентом страны, с руководством правительства и имеет определенные властные полномочия. Национальная политика не может писаться и реализовываться исключительно в кабинетах чиновников. В ее обсуждении и формировании должны непосредственно участвовать национальные, общественные объединения».
 
В советское время такая структура была, но позже кто-то постарался от нее освободиться. Неправильная национальная политика, равно как и отсутствие таковой могут привести к расколу страны. И новая структура должна следить за миграцией не только из других стран, но и внутри страны, иметь разумные лимиты на миграцию, чтобы не создавать конфликтных ситуаций. И, разумеется, бороться с подрывной деятельностью зарубежных и российских организаций, прививающих российскому обществу русофобские и антироссийские ценности.
 
«И, конечно, мы рассчитываем на активное участие в таком диалоге традиционных религий России. В основе православия, ислама, буддизма, иудаизма - при всех различиях и особенностях - лежат базовые, общие моральные, нравственные, духовные ценности: милосердие, взаимопомощь, правда, справедливость, уважение к старшим, идеалы семьи и труда. Эти ценностные ориентиры невозможно чем-либо заменить, и их нам надо укреплять».
 
Очень жаль, что в этом списке нет наиболее традиционной российской веры - русского ведизма. Это был ценнейший кладезь русской традиции и русской идеологии.
 
«Убежден, государство, общество должны приветствовать и поддерживать работу традиционных религий России в системе образования и просвещения, в социальной сфере, в Вооруженных силах. При этом должен быть, безусловно, сохранен светский характер нашего государства».
Это верно. Но - с условием включения религии ведизма.
 
Национальная политика и роль сильных институтов. «Системные проблемы общества очень часто находят выход именно в форме межнациональной напряженности. Нужно всегда помнить, что существует прямая зависимость между нерешенными социально-экономическими проблемами, пороками правоохранительной системы, неэффективностью власти, коррупцией и конфликтами на национальной почве. Если посмотреть на историю всех недавних межнациональных эксцессов - практически везде мы обнаружим этот «спусковой крючок»: Кондопога, Манежная площадь, Сагра. Везде обостренная реакция на отсутствие справедливости, на безответственность и бездействие отдельных представителей государства, неверие в равенство перед законом и неотвратимость наказания для преступника, убеждение, что все куплено и правды нет».
 
Уход от традиционной русской идеологии с ее проповедью честности, неподкупности, служению отечеству постоянно сталкивается с насаждаемым Западом культом денег, оправданием любого преступления корыстными мотивами, с культом продажности и вседозволенности. Одними правоохранительными и судебными мерами тут обойтись невозможно, ибо сами эти органы пронизаны коррупцией. Нужна систематическая борьба с западной идеологией как с социальной болезнью, разрушающей целостность современного российского общества. Нужна борьба со сверхдоходами отдельных лиц, осуждение несправедливо проведённой приватизации, осуждение неправильного воспитания детей олигархов, которые полагают, что им всё может сойти с рук, расширение благотворительности со стороны людей со сверхдоходами, чтобы они вкладывали деньги не в зарубежные футбольные команды и не в покупку иностранной прессы, а в решение наболевших проблем России.  Тогда не будет и ненависти населения к их грабителям как к представителям определенного этноса.
«Когда речь заходит о том, что в России, а в особенности на исторических русских территориях, ущемляются права русских, это говорит о том, что государственные структуры не выполняют своих прямых задач - не защищают жизнь, права и безопасность граждан. И поскольку большинство этих граждан - русские, то возникает возможность паразитировать на теме «национального угнетения русских» и облечь обоснованный общественный протест в самую примитивную и вульгарную форму межнациональных беспорядков. И одновременно по всякому поводу голосить про «русский фашизм».
 
Возникает вопрос, что делать, если на исторических русских территориях бизнес, власть, пресса и правоохранительная система находится не в русских руках? Если государственные структуры тут заняты представителями иных этносов? Как их заставить соблюдать права русского населения и уберегать его от их ущемления? Не ввести ли квотирование на количество занимаемых социально важных должностей представителями разных этносов в соответствии с их демографическим процентным составом? Тогда никакого ущемления прав русского этноса не сможет возникнуть по определению. И тогда никакого ответного «русского фашизма» как формы самозащиты населения не будет.
 
«Нужно отдавать отчет, какие риски и угрозы заключены в ситуациях, чреватых переходом в стадию национального конфликта. И соответствующим, самым жестким образом, без оглядки на чины и звания, оценивать действия или бездействия правоохранительных структур, органов власти, которые привели к межнациональному напряжению».
 
Великолепные слова, однако, трудно выполнимые. Мы помним, каких усилий год назад стоило прекратить подпольный игровой бизнес в Подмосковье: за него вступилась подмосковная прокуратура, которая от него получала хорошую прибыль. В свою очередь, прокуратура Подмосковья имела покровительство на самом высоком прокурорском уровне. Я не подробно не знаю, но могу предположить, что подобные проблемы могут возникнуть и при расследовании действия местных властных структур, ведущих к ущемлению прав русского населения. Кое-кто из чиновников явно заинтересован в создании конфликтных ситуаций.
 
«Рецептов для таких ситуаций не очень много. Не возводить ничего в принцип, не делать скоропалительных обобщений. Необходимо тщательное выяснение сути проблемы, обстоятельств, урегулирование взаимных претензий по каждому конкретному случаю, где замешан «национальный вопрос». Этот процесс там, где нет каких-то специфических обстоятельств, должен быть публичным, потому что отсутствие оперативной информации порождает усугубляющие ситуацию слухи. И здесь исключительно важное значение имеют профессионализм и ответственность средств массовой информации».
 
Опять-таки возникает вопрос, как быть, если и СМИ находятся в руках вовсе не патриотов России? А патриотические книги, газеты и журналы подвергаются систематическому преследованию? Ситуация, как видно из статьи В.В. Путина, еще не вышла из-под контроля, но уже заметно осложнилась. Поэтому необходимы срочные и действенные меры со стороны властных органов.
 
«Но никакого диалога не может быть в ситуации беспорядков и насилия. Ни у кого не должно возникнуть малейшего соблазна «продавить власть» на те или иные решения с помощью погромов. Наши правоохранительные органы доказали, что с пресечением таких попыток они справляются быстро и четко».
 
Правильно! Правда, слово «погромы» у нас ассоциируется с царскими временами и с одним-единственным этносом, против которого они были направлены. К сожалению, иногда некоторые представители этого этноса в запальчивости ведут себя вызывающе. Поэтому наряду с предотвращением погромов как ответной реакции необходимо применять соответствующие меры и против провокаторов, которые разжигают эту неприязнь.
 
«И еще один принципиальный момент - мы, конечно, должны развивать нашу демократическую, многопартийную систему. И сейчас готовятся решения, направленные на упрощение и либерализацию порядка регистрации и работы политических партий, реализуются предложения по установлению выборности глав регионов. Все это - нужные и правильные шаги. Но нельзя допустить одного - возможностей для создания региональных партий, в том числе в национальных республиках. Это - прямой путь к сепаратизму. Такое требование, безусловно, должно предъявляться и к выборам глав регионов - тот, кто попытается опираться на националистические, сепаратистские и тому подобные силы и круги, должен быть незамедлительно, в рамках демократических и судебных процедур, исключен из выборного процесса».
 
И это правильно! Однако чиновники до сих пор не регистрируют партий, и даже некоторых организаций со словом «русский» или «русская», хотя таких препятствий нет ни для каких других названий: «татарская», «тувинская», «башкирская» и т.д. Присутствие хотя бы одной русской партии в нашем парламенте существенно понизило бы накал межнациональных противоречий.
 
Проблема миграции и наш интеграционный проект. «Сегодня граждан серьезно волнуют, а скажем прямо - раздражают, многие издержки, связанные с массовой миграцией - как внешней, так и внутрироссийской. Звучит и вопрос - не приведет ли создание Евразийского союза к усилению миграционных потоков, а значит, и к росту существующих здесь проблем. Считаю, что надо четко обозначить нашу позицию.
 
Во-первых, очевидно, что нам надо на порядок повысить качество миграционной политики государства. И мы будем решать эту задачу.
Нелегальная иммиграция никогда и нигде не может быть исключена полностью, но она должна и может быть, безусловно, минимизирована. И в этом плане - внятные полицейские функции и полномочия миграционных служб необходимо усилить.
 
Однако простое механическое ужесточение миграционной политики не даст результата. Во многих странах такое ужесточение приводит лишь к увеличению доли нелегальной миграции. Критерий миграционной политики заключается не в ее жесткости, а в ее эффективности».
 
Правильно. Необходимо дифференцировать поток мигрантов. Одни из них едут на заработки, другие - на учёбу, а кто-то и для занятия криминальным бизнесом. Поэтому отношение к каждому их этих потоков должно быть различным.
 
«В связи с этим должна быть предельно четко дифференцирована политика в отношении легальной миграции - как постоянной, так и временной. Что, в свою очередь, предполагает очевидные приоритеты и режимы благоприятствования в миграционной политике в пользу квалификации, компетентности, конкурентоспособности, культурной и поведенческой совместимости. Такая «положительная селекция» и конкуренция за качество миграции существуют во всем мире. Излишне говорить и о том, что такие мигранты интегрируются в принимающее общество намного лучше и легче.
 
Второе. У нас достаточно активно развивается внутренняя миграция, люди едут учиться, жить, работать в другие субъекты Федерации, в крупные города. Причем это полноправные граждане России».
 
Действительно, в постсоветской России процессы внешней и внутренней миграции весьма усилились.
 
«Вместе с тем тот, кто приезжает в регионы с другими культурными, историческими традициями, должен с уважением относиться к местным обычаям. К обычаям русского и всех других народов России. Всякое другое - неадекватное, агрессивное, вызывающее, неуважительное - поведение должно встречать соответствующий законный, но жесткий ответ, и в первую очередь со стороны органов власти, которые сегодня часто просто бездействуют. Надо посмотреть, все ли необходимые для контроля такого поведения людей нормы содержатся в Административном и Уголовном кодексах, в регламентах органов внутренних дел. Речь идет об ужесточении права, введении уголовной ответственности за нарушение миграционных правил и норм регистрации. Иногда достаточно предупредить. Но если предупреждение будет опираться на конкретную правовую норму, оно будет более действенно. Его правильно поймут - не как мнение отдельного полицейского или чиновника, а именно как требование закона, одинакового для всех».
 
К сожалению, на бытовом уровне это соблюдается далеко не всегда. Скажем, студенты из некоторых республик России считают возможным приставать к русским девушкам, пререкаться с преподавателями, не соблюдать скоростных режимов при поездках на автомобилях, словом, вести себя развязно. Часто такое неадекватное, агрессивное, вызывающее, неуважительное поведение не подпадает под уголовные статьи, но вызывает чувство ущемленного национального достоинства у местного русского населения, порой даже в Москве. Замечания в свой адрес эти представители иных этносов не терпят - тут же хватаются за ножи или травматические пистолеты. Понятно, что ничего, кроме ксенофобии у местных жителей такое поведение мигрантов не вызывает.
 
«Во внутренней миграции также важны цивилизованные рамки. В том числе это необходимо для гармоничного развития социальной инфраструктуры, медицины, образования, рынка труда. Во многих «миграционно привлекательных» регионах и мегаполисах эти системы уже сейчас работают на пределе, что создает достаточно сложную ситуацию как для «коренных», так и для «приезжих».
 
Считаю, что следует пойти на ужесточение правил регистрации и санкций за их нарушение. Естественно, не ущемляя конституционных прав граждан на выбор места жительства».
 
Правильно! Правила регистрации мигрантов должны быть ужесточены. Особенно в тех случаях, когда владелец квартиры или ответственный квартиросъёмщик неожиданно для себя обнаруживает зарегистрированным в своей квартире огромное число мигрантов, о чем его не только не спросили, но даже не оповестили. И почему-то он, а не те лица, которые посягнули на его права, должен отстаивать своё право на незаконность данной операции в суде. Тогда как законодательно протест владельца или съёмщика должен иметь юридическую силу.
 
«Третье - это укрепление судебной системы и строительство эффективных правоохранительных органов. Это принципиально важно не только для внешней иммиграции, но, в нашем случае, и для внутренней, в частности миграции из регионов Северного Кавказа. Без этого никогда не могут быть обеспечены объективный арбитраж интересов различных сообществ (как принимающего большинства, так и мигрантов) и восприятие миграционной ситуации как безопасной и справедливой.
 
Более того, недееспособность или коррумпированность суда и полиции всегда будут вести не только к недовольству и радикализации принимающего мигрантов общества, но и к укоренению «разборок по понятиям» и теневой криминализованной экономики в самой среде мигрантов».
 
И это правильно. Но пока, увы, судебная система и правоохранительные органы охраняют интересы не местного населения, и не мигрантов, а свои собственные, принимая решения в пользу тех, кто даёт взятки.
«Нельзя допустить, чтобы у нас возникли замкнутые, обособленные национальные анклавы, в которых часто действуют не законы, а разного рода «понятия». И в первую очередь нарушаются права самих мигрантов - как со стороны собственных криминальных авторитетов, так и коррупционеров от власти.
 
Именно на коррупции расцветает этническая преступность. С правовой точки зрения преступные группировки, построенные по национальному, клановому принципу, ничем не лучше обычных банд. Но в наших условиях этническая преступность является проблемой не только криминальной, но и проблемой государственной безопасности. И к ней надо соответствующим образом относиться».
 
Из СМИ нам известно о существовании ряда национальных преступных группировок, которые полагают, что их преследование со стороны правоохранительных органов носит характер подавления их этносов.
«Четвертое - это проблема цивилизованной интеграции и социализации мигрантов. И здесь вновь необходимо вернуться к проблемам образования. Речь должна идти не столько о нацеленности образовательной системы на решение вопросов миграционной политики (это далеко не главная задача школы), но прежде всего о высоких стандартах отечественного образования как такового.
 
Привлекательность образования и его ценность - мощный рычаг, мотиватор интеграционного поведения для мигрантов в плане интеграции в общество. Тогда как низкое качество образования всегда провоцирует еще большую изоляцию и закрытость миграционных сообществ, только теперь уже долгосрочную, на уровне поколений».
К сожалению, в последнее время демонтируется очень высококачественное советское образование и насаждается западная модель - дорогостоящая, но малоэффективная. Так что привлекательность образования в России постепенно падает.
 
«Нам важно, чтобы мигранты могли нормально адаптироваться в обществе. Да, собственно, элементарным требованием к людям, желающим жить и работать в России, является их готовность освоить наши культуру и язык. Со следующего года необходимо сделать обязательным для приобретения или продления миграционного статуса экзамен по русскому языку, по истории России и русской литературе, по основам нашего государства и права. Наше государство, как и другие цивилизованные страны, готово сформировать и предоставить мигрантам соответствующие образовательные программы. В ряде случаев требуется обязательное дополнительное профессиональное обучение за счет работодателей».
 
Очень дельное предложение! А если мигрант не хочет адаптироваться к культурным ценностям России, то ему нет смысла здесь оставаться.
 
«И, наконец, пятое - это тесная интеграция на постсоветском пространстве как реальная альтернатива неконтролируемым миграционным потокам.
Объективные причины массовой миграции, и об этом уже говорилось выше, - колоссальное неравенство в развитии и условиях существования. Понятно, что логичным способом если не ликвидации, то хотя бы минимизации миграционных потоков, было бы сокращение такого неравенства. За это ратует огромное количество разного рода гуманитарных, левых активистов на Западе. Но, к сожалению, в глобальном масштабе эта красивая, этически безукоризненная позиция страдает очевидным утопизмом.
 
Однако нет никаких объективных препятствий для того, чтобы реализовать эту логику у нас, на нашем историческом пространстве. И одна из важнейших задач евразийской интеграции - создать для народов, миллионов людей на этом пространстве возможность достойно жить и развиваться».
Я тоже убеждён в том, что при соответствующей организации миграционных процессов, при торжестве русской идеологии и преодолении коррупции среди местных чиновников, данные задачи вполне можно будет решить, как это было еще в  XVII веке.
«Мы понимаем, что не от хорошей жизни люди уезжают за тридевять земель и зачастую далеко не в цивилизованных условиях зарабатывают себе и своей семье возможность человеческого существования.
С этой точки зрения задачи, которые мы ставим и внутри страны (создание новой экономики с эффективной занятостью, воссоздание профессиональных сообществ, равномерное развитие производительных сил и социальной инфраструктуры на всей территории страны), и задачи евразийской интеграции - это ключевой инструмент, благодаря которому можно ввести миграционные потоки в нормальное русло. По сути, с одной стороны, направить мигрантов туда, где они будут в наименьшей степени вызывать социальное напряжение. А с другой - чтобы люди в своих родных местах, на своей малой родине могли чувствовать себя нормально и комфортно. Надо просто дать возможность людям работать и нормально жить у себя дома, на родной земле, возможность, которой они сейчас во многом лишены. В национальной политике нет и не может быть простых решений. Ее элементы рассыпаны во всех сферах жизни государства и общества - в экономике, социалке, образовании, политической системе и внешней политике. Нам надо выстроить такую модель государства, цивилизационной общности с таким устройством, которая была бы абсолютно равно привлекательна и гармонична для всех, кто считает Россию своей Родиной».
 
Очень хорошее и выверенное заявление. Осталось только его реализовать, то есть, проявить политическую волю и создать ряд законов и государственных структур, которые смогли бы провести эти планы в жизнь.
«Мы видим направления предстоящей работы. Понимаем, что у нас есть исторический опыт, которого нет ни у кого. У нас есть мощная опора в менталитете, в культуре, в идентичности, которой нет у других.
Мы будем укреплять наше «историческое государство», доставшееся нам от предков. Государство-цивилизацию, которое способно органично решать задачу интеграции различных этносов и конфессий.
Мы веками жили вместе. Вместе победили в самой страшной войне. И будем вместе жить и дальше. А тем, кто хочет или пытается разделить нас, могу сказать одно - не дождетесь...»
Замечательные слова насчёт государства-цивилизации! Именно эту тему я и разрабатываю в моих исследованиях.
 
Обсуждение.  Статья В.В. Путина представляет несомненный интерес. Она даёт ответ на ряд сегодняшних проблем, накопившихся в нашем обществе, в том числе и в период постсоветского развития. Замечу, что до этого по национальному вопросу никаких официальных материалов не было, как если бы у нас в этом отношении  все дела обстояли благополучно. Однако ряд столкновений на национальной почве и так называемый «русский марш» показали, что проблемы существуют, и проблемы довольно острые. Причем постсоветское руководство на них внимания не обращало, почему они и обозначились как бы внезапно и масгтабно.
 
В статье совершенно верно указано, что на протяжении веков все народы России жили в мире и дружбе. Нельзя сказать, что это сложилось само собой - в царской России существовала национальная политика. Она состояла, например, в том, что Россия в административном плане делилась на ряд крупных регионов, которые назывались губерниями. Во главе губерний стоял генерал-губернатор, лицо одновременно и административное и военное. Среди губерний, в частности, были и такие, которые включали в себя и нерусские этносы, например, Русский Туркестан или Степное генерал-губернаторство. Поэтому при миграциях одни россияне приезжали в области проживания других россиян. И неважно, каким был родной язык россиянина из Тифлиса или Эривани - русский, грузинский или армянский - любой россиянин должен был в известной степени владеть русским языком как государственным языком России.
 
Однако большевики для захвата власти решили разыграть национальную карту, и хотя в теории проповедовали пролетарский интернационализм, все же выдвинули тезис о «самоопределении нации, вплоть до отделения». Это не просто скользкий путь, это - создание мины замедленного действия. Дело в том, что число наций в государстве - величина переменная. Обычно под нацией понимается некоторое население, отличающееся своим языком и рядом особенностей культуры (традициями, ценностями, костюмом, музыкой, особенностями архитектуры). Между тем в каждом языке существует ряд диалектов, то есть ряд вариантов его бытования, и при желании каждый из них может быть объявлен или доведён до уровня другого языка. Даже согласно академической науке тысячу лет назад существовал славянский язык, а польский, чешский, словацкий, сербо-хорватский, лужицкий, русский - были всего-навсего его диалектами. К нашему времени они сильно отошли друг от друга, и речь представителя каждого из этих этносов без переводчика уже практически не понять. До революции диалектами русского языка считались белорусский и малороссийский; в наши дни они считаются самостоятельными языками. В нынешнем русском языке имеется ряд диалектов и говоров, при желании каждый из них может быть объявлен, а чуть позже и развит в отдельный язык, например, сибирский диалект. Точно так же до революции существовал единый язык Русского Туркестана, который делился на диалекты: узбекский, казахский, киргизский, туркменский и т.д. Поэтому, стоит только один из диалектов назвать языком, как появляется соблазн объявить носителей этого языка нацией, а там - применить право наций на самоопределение и отрезать от России некое «национальное государство». Позже внутри него лет через 50 то же самое может произойти с любым другим диалектом, который, став языком, также потребует самоопределения и т.д.
 
Большевики сделали из Большой России (по терминологии В.В. Путина) СССР, где, во-первых, население с некоторыми культурно-историческими отличиями было объявлено нерусским, так что помимо РСФСР в СССР появились Украинская и Белорусская ССР, состоявшие из тех же русских людей. Русский Туркестан и Степное генерал-губернаторство были поделены на Узбекскую, Казахскую, Киргизскую, Туркменскую  и Таджикскую ССР. Даже внутри Малой (нынешней) России появились Автономные Республики и более мелкие национальные образования. Был поделён и Кавказ.
 
В школах каждого национального образования в младших классах изучался родной язык и литература, и только в старших классах - русский язык и русская литература. Так что любой школьник понимал, что он, прежде всего, является представителем своей нации, и лишь во вторую очередь - россиянином. Понятно, что когда три поколения были воспитаны в таком духе, интересы своей нации для них стали важнее интересов России, которая у них ассоциировалась с русскими. Так что развал СССР был не только хорошо подготовлен, но и спланирован еще в первые годы советской власти.
 
Более того, для ряда таких новых наций их историография сохранила эпизоды борьбы с Россией. Будучи воспитаны в духе местного национализма, новые поколения видели смысл в отделении от России. Поэтому вполне понятно, что, попав в силу необычайно мягких условий миграции в постсоветской России на территории проживания русского населения, нерусские националисты, особенно молодое поколение, старается выместить на русских реальные и мнимые обиды своих предков. Этому часто не препятствуют местные органы власти, которые по ряду причин могут оказаться также состоящими не из этнически русских людей.
 
В тех же США дети со школы изучают только один язык - английский, независимо от того, из какой страны прибыли их предки. Если мы хотим иметь этнически сплочённое общество внутри России, то первым и единственным языком в школах должен стать русский. По желанию родителей можно организовать факультативы (естественно, за особую плату) по изучению культуры данного региона (куда бы входил не один, а ряд языков данной местности). Иначе процесс национального сепаратизма не остановится, и не только постсоветская Россия, но и ряд государств СНГ будет разорван на более мелкие самостоятельные государства. На смену бывшей в истории России феодальной раздробленности придёт национальная раздробленность. В.В. Путин сейчас остро осознал эту опасность, написав данную статью.
 
К сожалению, однако, пока из статьи В.В. Путина неясно, готово ли нынешнее российское правительство осуществить подобную школьную реформу. И готово ли оно пойти на еще более радикальную реформу - ликвидировать все территориальные образования, выстроенные по национальному признаку, и заменить их чисто формальными губерниями или областями без упоминания языков и диалектов проживающих там россиян. Если пойти на эти меры, то уже лет через 20 можно будет заметить существенный прогресс в национальном вопросе.
 
Другая проблема - компактное проживание выходцев из национальных образований России на территории проживания этнических русских. Как мы знаем, любое развитое суверенное государство не пускает просто так на свою территорию жителей других стран. Для получения разрешения на въезд необходимо оформить визу, где предлагается дать о себе сведения в максимальном объёме. Правда, не все государства это делают, однако есть примеры того, чем они за это расплачиваются. Так, например, после Второй мировой войны на территории Югославии, которая по советским меркам жила довольно неплохо (поездку в нее приравнивалась к поездке в капиталистическую страну) стали появляться беженцы из нищей Албании. Из-за невнимания к этой проблеме сербские власти позволили им поселиться вблизи Албании, в сердце Сербии, краю Косово. Прошло три поколения (примерно 60 лет), и косовские албанцы (косовары) заявили о том, что эта местность принадлежит не сербам, а им. Произошла мирная аннексия сербской территории. Но когда сербы попытались вернуть ее силой, то европейские страны помогли косоварам, а не сербам.
 
Напомню, что даже в феодальное время ни один монарх в качестве сюзерена не давал своему вассалу земли, расположенные компактно. Обычно лены располагались в разных концах Англии или Франции. Это было сделано предусмотрительно: если подданный захочет выступить против короля, то собирать войско в самых разных провинциях страны - дело хлопотное и дорогое. А если лены расположены компактно, то проблема решается весьма просто и быстро.
 
Я не ратую за введение виз внутри России, но я бы предложил ввести ограничение на количество лиц иной национальности, проживающих на русской территории вне данного национального образования, чтобы не создавать новые национальные анклавы на новых местах проживания. Иначе, например, город Адлер Краснодарского края  может объявить себя Новой Арменией, а рынки Москвы - Новым Азербайджаном.
 
Пока россияне разделены языком и культурными особенностями на разные нации, такие угрозы существуют. И только экзаменом на знание русского языка эта угроза снята быть не может. Должна быть внятная и долговременная миграционная политика, которая предотвратила бы угрозу «мирной аннексии» российской территории. Эта вторая проблема намного сложнее первой.
 
Наконец, существует и третья проблема: непропорциональное присутствие разных этносов в руководящих органах и жизненно важных сферах деятельности, например, в образовании, здравоохранении, правоохранительных органах, в культуре. В советское время в руководящих органах старались соблюдать определенные пропорции среди полов, возрастов, членов партии и беспартийных, и особенно - национальности. В нашем Политбюро присутствовали и грузин Сталин, и финн Куусинен, и еврей Каганович, а в 1990-1991 г. в Политбюро по должности входили первые секретари всех республиканских ЦК (в том числе сразу двух КП Эстонии).   Более того, существовала ротация кадров, как на дипломатической службе. Ротация кадров - самое сильное средство против коррупции. Обычно, для обрастания «полезными» связями требуется промежуток времени примерно до двух лет. Если после этого человека перебрасывают в другую местность, ему опять приходится года два тратить на «вхождение в проблему». И опять его перебрасывают. Сейчас этого нет, и отчасти потому коррупция процветает.
 
Любое превышение количества представителей какой-то нации или этноса в органе управления или в отрасли народного хозяйства сверх демографических пропорций порождает опасность подчинения этого органа или отрасли не общероссийским, а национальным интересам превалирующего там этноса. Здесь также кроется потенциальный конфликт между деятельностью этого органа или отрасли и интересами основной массы россиян.
 
Это - проблема «мирной аннексии» руководства страной или руководства отраслью хозяйства тем или иным этносом России. К сожалению, она в статье В.В. Путина пока никак не обозначена. Но она также существует и при отсутствии ее решения также может закончиться погромами или иными формами гражданского неповиновения.
 
Опыт Красной армии показал, что формирование воинских частей из представителей разных этносов был правильным, и каждый боец в окружении представителей других наций работал так, как положено. С другой стороны, при наступлении армии Гитлера, если были задействованы румынские или итальянские части,  наступление могло быть провалено. Вероятно, если бы в составе Красной армии были бы тувинские, карельские, грузинские, удмуртские и прочие воинские формирования, добиться одинакового уровня военной подготовки было бы намного сложнее.
 
Точно так же обстоит дело и с отраслями экономики, и с руководством. В советское время я посетил ряд предприятий Тувы, и был несказанно удивлён тем, что начальники производства, этнические тувинцы, в самом производстве и вообще в делах отрасли практически не разбирались, хотя и представительствовали, а реальными руководителями были их русские заместители. Более того, за пределы города Кызыл русским ходить не рекомендовали, местное население их не очень-то жаловало. При нормальном положении вещей всё должно быть наоборот:  номинальных руководителей быть не должно, равно как и школы должны были бы преподавать русский язык и русскую культуру. Но номинальные этнические руководители были, и когда СССР был разделён на национальные государства, номинальная номенклатура стала реальной, ибо русские заместители в эти национальные государства не вписывались. Однако, поскольку у нового руководства отсутствовал реальный опыт руководящей работы, возникла масса ошибок руководства. Если бы Тува, принятая незадолго до Великой отечественной войны в состав СССР, стала просто Тувинской губернией, таких проблем возникнуть бы не могло. Равно как и Русский Туркестан при любой демократизации страны остался бы в составе России.
 
То, что произошло на уровне территорий, со временем может произойти на уровне отраслей. Скажем, все банки России, руководство которых в основном далеко не русское, могут в одночасье перестать обслуживать интересы России. Если такое произойдёт в рамках одной отрасли,  проблема хотя и возникнет, но не смертельная. Однако если выйдут из строя несколько отраслей, проблема может оказаться неподъёмной.
 
Существует также и четвёртая проблема, которую можно обозначить как пограничную между национальной и межгосударственной. Когда  руководящие деятели тех или иных партий идут консультироваться в посольство США к новому послу, специалисту по «оранжевым революциям», или когда лингвист Старостин заявляет, что отечественную лингвистику финансирует Российский еврейский конгресс и Госдепартамент США, всегда возникает вопрос - чьи интересы при этом преследуются. И если, например, Жириновский в стенах Государственной Думы России осудил действия тех партий, которые ходили на консультации в посольство США, то прикармливание науки России из чужих рук пока нигде не нашло осуждения. Как можно восторгаться русским языком, если с точки зрения США он является языком второстепенной (если не третьестепенной) державы, а восхищаться следует только английским наречием?
 
Заключение. Таким образом, мы видим, что в предвыборный период и под давлением ряда выступлений на улицах Москвы В.В. Путин заметил ряд национальных проблем, правильно оценил их и наметил определённый план действий. Это замечательно, ибо далеко не всегда правительство реагирует своевременно и адекватно. Однако, к сожалению, в поле его зрения попали пока далеко не все проблемы, а предлагаемые меры пока могут проблему приглушить, но не устранить. Насколько далеко правительство готово пойти в этом вопросе, от этого зависит этническая целостность нашего государства по имени Россия.
 
Литература

Путин В.В. Россия: национальный вопрос. Независимая газета, 23 января 2012. Сайт http://premier.gov.ru/events/news/17831/
"Слово о Законе и Благодати" митрополита Киевского Иллариона. 25 января 2012, сайт http://www.portal-slovo.ru
 
 
© 2011 Международная славянская правовая академия Правь
Создание, разработка сайта - студия Мегагрупп.ру.